Все стихи Александра Сумарокова собранные в одном месте. Читайте онлайн, распечатывайте тексты стихов или скачивайте бесплатно.

Все стихи Александра Сумарокова списком

Не отпускала мать Агнесу прочь отъ стада;
Агнеса животу была тогда не рада:
Пусти меня, пусти, она просила мать:
На половину дня по рощамъ погулять.
Лишъ выпросилася; подружк? то сказала,
И Титиру прийти во рощу приказала.
Играло все тогда у Титира въ глазахъ,
Прекрасняй и цв? ты казались на лугахъ:
Играли пастухи согласняй во свир? ли,
И птички на кустахъ согласняй п? сни п? ли.
Казалася сочней и з? леней трава,
Прямея древеса и мягче мурава:
Онъ помнитъ веселясь, чьимъ сердцемъ онъ влад? етъ:
О коей онъ и кто о немъ сама рад? етъ.
Воображаетъ онъ ут? хи прежнихъ дней,
Которы онъ им? лъ во сластолюбьи съ ней:
Напоминаньемъ симъ желанье умножаетъ,
И сласть любви еще живей воображаетъ.
Пришелъ ко сторон? пріятной и пусто.й;
Прийди подъ т? нь древесъ, въ березникъ сей густой,
Вздыхая говоритъ и будто какъ не в? ритъ,
И правда кажется въ любови лицем? ритъ,
Твоя любезна т? нь ни на единый часъ,
Не можетъ отступить отъ омраченныхъ глазь.
Когда красн? ются въ дали высоки горы,
Востокомъ въ небеса прекрасныя авроры,
И златозарный къ намъ приходитъ паки день,
Снимая съ небеси густу ночную т? нь,
День въ паство, я въ тоску: въ любви къ теб? згараю,
И въ жалостну свир? ль, не помню, что играю.
Насотупитъ полдень жаркъ, посл? дуетъ трудамь
Отдохновенный часъ, пасущимъ и стадамъ,
Пастушки, пастухи, покоятся прохладно,
А я смущаяся крушуся безотрадно.
Садится дневное св? тило за л? са,
Или уже луна восходитъ въ небеса,
Товарищи мои любовницъ лобызаютъ:
Меня единаго зд? сь горести терзаютъ:
И только я грущу вздыханіе губя,
И просыпаюся зря въ тонкомъ сн? тебя;
А пробудившися тебя не обретаю,
И лишъ едину т? нь руками я хватаю.
Цефиза, иль теб? меня уже не жаль?
Коль жаль, прийди ко мн?, скончай мою печаль!
Какъ птицамъ радостна весна, и всей природ?
И нимфамъ красный день по дождевой погод?,
Такъ веселъ былъ бы мн? желаемый сей часъ,
Въ который бъ я тебя узр? лъ во перьвый разъ.
Цефиза знаетъ ли, колико вздоховъ трачу:
Какъ горько по теб? безперестанно плачу?
О в? тры! вы могли на небеса вознесть,
Къ Венер? тающей печальную ту в? сть,
Что все богини сей сокровище дражайше,
Адонисъ, съ к? мъ она во? ремя пресладчайше,
Им? ла множество ут? хъ средь темныхъ рощь,
Незапнымъ д? йствіемъ, пожалъ противну мощь!
Когда вы станете то м? сто прелетати;
Цефиз? гд? теперь сужденно обитати;
Остановитеся вдыхните въ уши ей,
Хоть часть къ изв? стію сея тоски моей:
Скажите, что по ней и духъ и сердце стонетъ.
Мой св? тъ! когда теб? власы в? тръ легкій тронетъ,
А ты почувствуешь смятеніе въ себ?,
Такъ знай, что в? стникъ то, что плачу по теб?
Но вся сія тоска Лисандра тщетно клонитъ;
Уже ево къ нему Цефиза стадо гонитъ.
Зритъ прежню онъ красу во солнечныхъ лучахъ:
Сіяетъ горизонтъ въ Лисандровыхъ очахъ:
Играютъ быстрыя струи ближайшей р? чки,
И весело бл? ютъ Лисандровы овечки.
О треблаженный часъ! любовиикъ вопіетъ,
И слезы радостны съ ней купно онъ ліетъ:
И посл? какъ они потоки слезны лили,
Скорбящія сердца въ день тотъ же исц? лили.

Войск вожду греческих царь перский дщерь давал,
Пол-Азии емy приданым обещает,
Чтоб он ему спокойство даровал,
И чрез послов его об этом извещает.
Парменион такой давал ему совет:
«Когда бы Александр я был на свете,
Я взял бы тотчас то, что перский царь дает».
Во Александровом сей слышит муж ответе,
Ответствовал ему на слово это он:
«А я бы взял, когда б я был Парменион».[1]

[1]Александр и Парменион. Впервые — ПСВС, ч. 7, стр. 195. Источником этой притчи является трактат Лонгина «O возвышенном», где ответ Александра Пармениону приводится в качестве образца возвышенного остроумия (см. «Письмо об остроумном слове» Сумарокова, где повторяется этот же рассказ в прозаической форме. — ПСВС, ч. 6, стр. 348-349).
Александр — Александр Македонский.
Парменион — македонский военачальник, сопровождавший Александра в персидском походе; в 329 г. до н. э. был казнен Александром.
Перский — персидский.
Пол-Азии. В ПСВС опечатка: Полк.
Во Александровом сей слышит муж ответе. Возможно, что в рукописи Сумарокова было: Что в Александровом сей слышит муж ответе? Иначе получается два одинаковых по смыслу стиха.

Стихотворство Г. Сумарокова.
Музыка Г. Раупаха.
Теятральныя украшенія Г. Франциска Градицція, ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА перваго Живописца, Архитектора и Теятральнаго Инженіера.
При исправленіи красками Живописецъ двора ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА Г.? ирсовъ.
Д? ЙСТВУЮЩІЯ ЛИЦА.
Придворныя п? вчія.

АДМЕТЪ, Царь Феры. Дмитрій Бортнянскій.
АЛЬЦЕСТА, супруга его. Семенъ Соколовскій.
ГЕРКУЛЕСЪ, Иванъ Сичевскій.
МЕНИСА, Наперстница Альцестина, Андрей Трубчевскій.
КЕДАРХЪ, Наперстникъ Адметовъ, Власъ Трояновъ.
СИНОРЪ, Наперстникъ Геркулесовъ, Иванъ Оробевскій.
ПЛУТОНЪ,? едоръ Ладунка.
ПРОЗЕРПИНА, Данило Носаченко.
ФУРІИ и ПАРКИ.
АЛЬЦЕСТА
ОПЕРА.

Д? ЙСТВІЕ І.
ЯВЛЕНІЕ I.

Теятръ представляетъ храмъ Аполлоновъ и площадь. Альцеста изъ храма съ
народомъ на площадь выходитъ.

АЛЬЦЕСТА, МЕНИСА,
и н? сколько знатнаго народа.
МЕНИСА.

Уже себя теперь нещастливой не числи,
Скончалися твои погибельныя мысли,
Ты слышала отв? тъ,
Что Царь Адметъ,
На св? т? семъ оставленъ,
Отъ смерти онъ избавленъ,
Напасть твоя теб? была ужасной сонъ,
Великій Аполлонъ,
Возд? лалъ черезъ Паркъ, что наша грусть преходтъ,
Другова онъ приводитъ,
Умрети за нево,
Умрети волею за щастіе народно,
Не будетъ то безплодно,
Зд? сь сей нашъ Царь любимъ и бол? е всево.

АЛЬЦЕСТА.

Боги щастье вознесите,
Въ коемъ нын? я живу.
И Адмета вы спасите,
Васъ я къ помощи зову.

АЛЬЦЕСТА и ХОРЪ.

Наши казни строги;
Отвратите Боги,
Прелют? йшій часъ,
Б? дствія отъ насъ!

МЕНИСА.

Надежда наша утвержденна,
Судьбина лютая Альцесты поб? жденна.
И сняты бремена,
Которыя на васъ взложили времена.

АЛЬЦЕСТА.

Боги щастье вознесите,
Въ коемъ нын? я живу,
И Адмета вы спасите,
Васъ я къ помощи зову.

АЛЬЦЕСТА и ХОРЪ.

Наши казни строги!
Отвратите Боги,
Прелют? йшій часъ,
Б? дствія отъ насъ!

АЛЬЦЕСТА.

Тревожный день Альцест? зримой,
Въ стенаніи въ слезахъ,
Надежда малая и величайшій страхъ!
О день нещастія и муки нестерпимой!
Скончай безъ лютости теченіе свое!
Сокройся утоливъ мученіе мое!
О солнце погрузи б? ды мои съ собою,
И въ мор? потопи несносныя часы:
Взойди обратно къ намъ ты съ щедрою судьбою:
Чтобъ зр? ла я безъ сезъ лучей твоихъ красы

МЕНИСА.

Которы на тебя такъ сильно воружались,
Над? йся ты, что т? напасти миновались,
Жестокости свои сердитый рокъ унесъ.
Отри потоки слезъ.

*

Подвластна прежней ставъ судьбин?,
Спокой смятенно сердце нын?,
Живи какъ прежде ты жила,
И такъ ты будь, какъ ты была.

*

Сей день нещастливымъ не числи:
Веселіе возобнови,
Войди въ свои дражайши мысли,
И тай въ пріятн? йшей любви.

ЯВЛЕНІЕ II.
Т? ЖЪ и КЕДАРХЪ.

КЕДАРХЪ.

Приди, ко своему Царица ты супругу,
Къ любовнику и другу,
О жертвованіи внять смерти злой молву.
Я именемъ Царя къ нему тебя зову.

*

Сему грозящи граду,
Скончайтеся б? ды,
Погибните вреды ,
Дай небо намъ отраду.

*

Судьбина прогони,
Душевное ненастье,
И отвративъ нещастье,
Дай радостныя дни!

ЯВЛЕНIЕ III.
АЛЬЦЕСТА одна.

Ни кто тебя не избавляетъ,
Народъ твой весь тебя умрети оставляетъ ,
Отецъ твой въ старости, и мать въ исход? л? тъ,
И любятъ хоть тебя, но больше любятъ св? тъ,
Остатка дней своихъ теб? не посвящаютъ ,
Родительской любви въ сердцахъ не ощущаютъ.
Любезный мой супругъ!
Нещастье вдругъ
Вс? радости мои отъемлетъ.
И небо моево рыданія не внемлетъ.
Терзайся сердце ты,
И младости моей увяньте вс? цв? ты.
О сердце! коль ты страстно!
Толико и нещастно !
Я больше не хочу им? ти красоты.
На что она мн? бол
Когда спрягалась я съ тобой,
Я мнила о теб?, не о твоемъ престол?,
Души своей покой,
Въ теб? одномъ им? ла,
Не т? мъ гордилась я, что Царь супругъ былъ мой,
И что влад? я съ нимъ на трон? я сид? ла ,
Но что возлюбленнымъ Адметомъ я влад? ла;
И плачу ни о чемъ,
Какъ только объ одномъ любовник? своемъ.

*

Плачте помраченны очи,
Лейте токи горькихъ слезъ;
Н? тъ моей здержать ихъ мочи;
Щастье рокъ мое унесъ.

*

См? хи въ горесть обратились,
Въ люту радости печаль,
Мысли вс? мои смутились,
Мн? самой себя не жаль.

ЯВЛЕНІЕ IV.
АДМЕТЪ и АЛЬЦЕСТА.

АДМЕТЪ.

Сноси тоску, что духъ твой нын? огорчаетъ.
И часъ, который насъ на в? ки разлучаетъ.

АЛЬЦЕСТА.

Могу ли я то снесть!
О Боги!
Отъ горести сея едва мя держатъ ноги.
Сего зляй, что на св? т? есть !

АДМЕТЪ.

Не т? мъ жестока смерть Адмета устрашаетъ,
Что скипетра она и жизни мя лишаетъ;
Не т? мъ тревожусь я, что душу испущу.
И не о томъ грущу:
Отважности моей едино то м? шаетъ,
Едино то меня тревожитъ и мятетъ,
Что отъ очей моихъ судьба отъемлетъ св? тъ:
Влеча отсель во адъ и въ жизнь меня другую,
Отъемлетъ у меня Альцесту дарагую.

АЛЬЦЕСТА.

Теб?, дражайшій, смерть не столько тяжела,
Какъ тяжко стало той отнын? жизни бремя,
Которая теб? супругою была,
Которая теб?, какъ милъ ты ей, мила.
О ты ужасно время !
Какой ударъ даешъ ты зд? шней сторон?!
Какія горести вселяешъ въ серце мн?!
О чемъ теперь в? щаю!
Неизреченныя бол? зни ощущаю.

АДМЕТЪ.

Не множь дражайшая страданья моево,
Я истинну теб? какъ небу объявляю;
То тяжче мн? всево,
Что я тебя въ слезахъ и стон? оставляю.

*

Насталъ моей кончины день,
Смерть люта емлетъ косу въ персты,
Во адъ моя нисходитъ т? нь,
Ужъ в? чности врата отв? рсты.

*

Жал? й цв? тущихъ дней своихъ,
Не с? туй такъ изнемогая,
Прекрасный св? тъ очей моихъ,
Не плачь Альцеста дарагая.

Конецъ перьваго д? йствія.

Д? ЙСТВІЕ ІІ.
ЯВЛЕНІЕ І.
Театръ представляетъ Адметовъ садъ.
АЛЬЦЕСТА одна.

М? ста свид? тели драгихъ ут? хъ моихъ,
Слезящимъ вы очамъ нещастной:
Стенящу сердцу н? жно страстной,
Являете однихъ,
Соборъ мученій злыхъ!
Вс? радости мои на в? ки миновались.
Дражайши времена, гд? нын? вы д? вались!
Альцеста б? дная, что сталося съ тобой!
О прелюбезный мой,
Куда приб? гну я гонимая тоскою,
И гд? искать покою:
Куда пристану я стеня!
Н? тъ больше на земли отрады для меня.
Отчаянье мою ст? сненну грудь терзаетъ;
Разс? янная мысль во вс? пути дерзаетъ,
Но тщетно къ помощи бросается она.
О ты вселенная! о горькая страна!
Ни на единомъ м? ст?,
Во всей подсолнечной н? тъ помощи Альцест?

*

Вселют? йшій рокъ!
Мышлю я мятежно,
Рвуся безнадежно:
Какъ ты толь жестокъ!

*

Горлица страдаетъ,
И везд? рыдаетъ ,
Друга потерявъ:
Я драгова трачу,
Ей подобно ставъ:
Ей подобно плачу.

ЯВЛЕНIЕ II.
АЛЬЦЕСТА и МЕНИСА.

МЕНИСА.

Адметъ желаетъ зр? ть любезную свою:
Въ посл? дній можетъ быть онъ разъ тебя увидитъ.

АЛЬЦЕСТА.

Альцеста безъ нево себя возненавидитъ:
Но чаю, что въ своемъ я слов? устою.

МЕНИСА.

Въ какомъ?

АЛЬЦЕСТА.

Хочу ево отъ смерти я избавить,
И об? щаюся животъ ему оставить.

МЕНИСА.

Вс? въ ономъ отреклись.

АЛЬЦЕСТА.

Объ етомъ не пекись;
Люблю ево сердечно.
И за нево умреть сыщу ково конечно.
Я больше зр? ть ево Мениса не хочу,
Докол? живота ему не возврачу.

МЕНИСА.

Судьбина въ пыланьи,
Любови сея,
Исполни желаньи,
Въ надежд? ея!

*

Въ любовной ей страсти,
Подай ты усп? хъ,
И вм? сто напасти,
Подай тму ут? хъ.

ЯВЛЕНІЕ III.
АДМЕТЪ и МЕНИСА.

АДМЕТЪ.

Скажи мн?, гд? моя Альцеста предрагая.
При смерти ею лишъ одной изнемогая,
О ней одной грущу,
Скажи мн?, гд? глаза, которыхъ я ищу.

МЕНИСА.

Она теперь пошла отсел?,
И устремилася въ своемъ усп? ти д? л?
Супруга своево любя,
Пошла ково сыскать умрети за тебя.

АДМЕТЪ.

Какъ сердце моея возлюбленной ни страсно,
Стараніе напрасно:
Напрасно лишъ губитъ она свой трудъ стеня;
Не льзя спасти меня.

ЯВЛЕНIЕ IV.
АДМЕТЪ, МЕНИСА и КЕДАРХЪ.

КЕДАРХЪ.

Царица возв? щаетъ,
Что прежней горести она не ощущаетъ;
Избавленъ ты нашъ царь,
Народу своему оставленъ государь:
Во храм? в? рности пер.^Дъ тебя предстанетъ,
Который за тебя съ усердіемъ увянетъ.
Приди возр? ть на м? сто ты сіе,
Возобнови ты щастіе свое,
И въ ономъ м? ст?,
Явися къ радости возлюбленной Альцест?:

АДМЕТЪ.

Пойдемъ, мн? жизнь моя,
Пріятна для нея.

ЯВЛЕНІЕ V.
Теятръ представляетъ храмъ в? рности и въ немъ Альцесту.
АДМЕТЪ, АЛЬЦЕСТА, КЕДАРХЪ и МЕНИСА.

АДМЕТЪ.

Что вижу я! судьбы, о какъ вы столько люты!
О день нещастн? йшій! ужасн? йши минуты !
Альцеста! — — небеса! — — о мой смущенный духъ! — —
Народъ! — — мой другъ! — —
О грозны времена! о казни нестерпимы! — —
Твои ли мной красы въ семъ страшномъ м? ст? зримы !
Меня сразила ты, не рокъ меня сразилъ!
О Боги, для чево Альцест? такъ я милъ!

ХОРЪ.

АЛЬЦЕСТА.

Жизнь и св? тъ я презираю,
За тебя я умираю.

АДМЕТЪ.

Вс? хъ страстей любовь вольняе,
И всево въ сердцахъ сильняе.

АДМЕТЪ, АЛЬЦЕСТА, КЕДАРХЪ, МЕНИСА, и ВЕСЬ ХОРЪ ПО ТОМЪ.

Веселитъ насъ и терзаетъ,
И на все она дерзаетъ.

АДМЕТЪ.

Во что введенъ Адметъ! или сіе во сн?!
Какова щастья мн?
Альцеста ты искала?
Лют? йшимъ б? дствомъ ты моимъ себ? ласкала.

АЛЬЦЕСТА.

Толико в? рности моей сей знакъ нелживъ,
Колико я тобой возлюбленный пылаю,
Того единаго желаю,
Останься живъ.

*

Иду на смерть и не страшуся,
Я жизни за тебя лишуся.
Смотри какъ ты любимъ мной былъ;
Достойно ль ты меня любилъ?

*

Въ посл? дній разъ передъ собою,
Любезну видитъ ты свою;
Въ сей часъ разстануся съ тобою;
Воспоминай любовь мою,,

АДМЕТЪ.

Коль б? дства мой со вс? мъ покой уже умчали;
Не буду чувствовать я долго сей печали;
Бол? знь моя животъ мой скоро сократитъ,
И беспокойствіе въ спокойство превратитъ.

АЛЬЦЕСТА.

Живи возлюбленный ко щастію народа;
На то произвела во св? тъ тебя природа.

АДМЕТЪ.

Вс? хъ паче м? ръ любя;
Не можно безъ тебя,
Мн? долго жить на св? т?
Ты въ лутчемъ гибнетъ цв? т?
Ты искренность любви и в? рности храня,
Идешъ безъ робости ко гробу для меня..

*

Полное сердце отравы,
Мучь возмущая мой духъ!
Прежнія жизни забавы ,
Скроются скоро вс? вдругъ.

*

Какъ возложенное бремя,
Можно тебя мн? снести?
Кончилось радостей время;
В? чно драгая прости.

АЛЬЦЕСТА.

Прости — — умрети я готова.

АДМЕТЪ.

Ни что не можетъ быть сего жесточе слова.
О часъ мучительный! о нестерпимый часъ!
О какъ судьбы вы строги!
Велики боги!
Прогн? вали мы васъ.

АЛЬЦЕСТА.

Ну любезный оставайся,
И меня не позабудь.

АДМЕТЪ.

Слезъ токъ горькихъ проливайся.
И въ очахъ до смерти будь.

ОБА.

О горесть о мука!
О злая разлука!
Колико вы люты,
Плачевнаго времени, страшны минуты!

АЛЬЦЕСТА.

Съ отрадой теперь иду я ко гробу.

АДМЕТЪ.

Бзежалостный Рокъ терзаетъ утробу.

ОБА.

Исполняется б? да,
Несказанно огорчаюсь;
Я съ тобою разлучаюсь,
Разстаюся на всегда,
Не увижусь никогда.

Конецъ втораго д? йствія.

Д? ЙСТВІЕ ІІІ.
ЯВЛЕНІЕ I.
Теятръ представляетъ садъ Адметовъ.
АДМЕТЪ одинъ.

Плачевный видъ! пустыя въ зелени дороги!
Альцестины уже по васъ не ступятъ ноги.
Ужъ н? тъ ея,
А съ Ней сокрылася драгая жизнь моя.
Судьбы того хот? ли,
А вы прекрасныя м? ста осирот? ли.
Увы!
О птички, ахъ, а вы,
Еще не отлет? ли!
Не пойте п? сенъ т? хъ,
Которыя сердцамъ стенящимъ неприятны.
Лишенному ут? хъ,
Едины горести и жалости мн? внятны.
Нещастливый Адметъ!
Ни малой у тебя веселости ужъ н? тъ.

*

Только лишъ отрады,
Я въ тоск? ищу:
Помня милы взгляды,
Плачу и грущу.

*

Злой подверженъ дол?,
Мучуся стеня;
Н? тъ на св? т? бол?,
Щастья для меня.

ЯВЛЕНІЕ II.
АДМЕТЪ, ГЕРКУЛЕСЪ и СИНОРЪ,

ГЕРКУЛЕСЪ.

Въ плачевн? йшій я день любезнаго зрю друга.

АДМЕТЪ.

Скончалася моя супруга.

ГЕРКУЛЕСЪ.

Рокъ лютый радости Адметовы унесъ.

АДМЕТЪ.

Великій Геркулесъ,
Прогн? ванны мной Боги.
А ты дражайшій гость войди въ мои чертоги
Я тамъ тебя почту:
Сыщу спокойствія хотя уже мечту.
Не ставь холодности ты, дружеству досадой.

ГЕРКУЛЕСЪ.

Поди ,
И жди.
Съ отрадой,
Отъ друга своево,
Спокойствія всево,
За дружество наградой.

АДМЕТЪ.

Ево,
Ни чьи уже сов? ты,
Во вс? оставшія мн? л? ты .
Не возвратятъ,
Любезная моя сошла уже во адъ.

ЯВЛЕНІЕ III.
ГЕРКУЛЕСЪ и СИНОРЪ.

ГЕРКУЛЕСЪ.

И я сойду за нею.

СИНОРЪ.

Съ тобою спорить я не см? ю,
Однако трудности безм? рныя — — —

ГЕРКУЛЕСЪ.

Молчи.

СИНОРЪ.

Ступай тебя не льзя ко страху привлечи.

ГЕРКУЛЕСЪ.

Над? йся, что приду оттол?,
Плутона, на престол?,
Не устрашуся я ,
Докол?
Еще сильна рука моя.

*

Разверзи песъ гортани лая,
Предвозв? щай свою б? ду:
Шуми свир? пый адъ пылая,
Безъ ужаса въ тебя иду.

*

Что родъ живущихъ устрашаетъ,
Мою то славу украшаетъ,
Пойду къ безсолнечнымъ м? стамъ,
Вступлю, и все встревожу тамъ.

ЯВЛЕНIЕ IV.

СИНОРЪ одинъ.

Умножити безсмертну славу,
Нисходитъ Геркулесъ въ Плутонову державу,
Не знаю, буду ли сево гнроя зр? ть!
Но въ д? йствіи такомъ не стыдно умереть.

*

Какъ буря воздуваетъ
Пучину въ небеса,
Рветъ съ корня древеса,
Такъ сей герой бываетъ.

*

Не зная что покой,
Пресильною рукой,
Язвитъ и поражаетъ,
И смерть уничтожаетъ.

ЯВЛЕНІЕ V.
Теятръ представляетъ адъ.

ПЛУТОНЪ, ПРОЗЕРПИНА, ФУРІИ, ПАРКИ и ГЕРКУЛЕСЪ.

ПЛУТОНЪ.

Кто смертный ты таковъ?
Какую наглость ты, о дерзостный им? ешъ,
И какъ ты см? ешъ,
Вступить во мрачный адъ, низвергнуться въ сей ровъ?
Лучъ солнца никогда въ сей пропасти не блещетъ,
Сихъ м? стъ отъ имени живущихъ родъ трепещетъ,
И отвращается и мыслію своей ,
Предстати на конецъ предъ яростью моей,
А ты отважился прийти живымъ оттол?,
Узр? ти грознаго Плутона на престол?!

ГЕРКУЛЕСЪ.

Великій ада царь слова мои внемли,
Почто сюда пришелъ сей смертный отъ земли,
Съ поверхности земнаго круга:
Альцеста, в? рная Адметова супруга,
Во дняхъ цв? тущихъ л? тъ,
За мужа въ адъ сошла, оставивъ в? чно св? тъ.
Зри доброд? тели души въ прекрасномъ т? л?,
Адмета облегчи,
И изъ нещастн? йшихъ супруговъ исключи,
Тронися жалостью пусти ея отсел?!

ПЛУТОНЪ.

Не знаю жалости.

ПРОЗЕРПИНА.

Но знаешъ ты любовь,
Которою ко мн? твоя вспаленна кровь;
Не дай любовнику толь тягостно крутиться!
Представь какъ тягостно теб? меня лишиться.

ПЛУТОНЪ.

За храбрыя д? ла прощаю я тебя.
Ступай на верьхъ земли, и памятуй себя.
Когда еще къ моей отважишся досад?,
Докол? въ жизни ты, явить себя во ад?;
Уже прощенія не жди себ? тогда.
Б? ги сего ты м? ста:
Альцеста,
Въ жилищи семъ пребудетъ навсегда.

ГЕРКУЛЕСЪ.

Свир? пствуй сердце грозно,
Раскаешся да позно,
Мечи свой страшный взглядъ,
Подвигни сей ты адъ.

*

Бунтуйте в? тры темны!
Вс? пропасти подземны!
Пускай ты бездна стонъ!
Пылай со вс? хъ сторонъ!

Вини меня еще ты новою виною:
(Альцест?)
Ступай со мною.
(Отходитъ съ Альцестою и уводитъ Цербера.)

ЯВЛЕНІЕ VI.
ПЛУТОНЪ, ПРОЗЕРПИНА, ФУРІИ И ПАРКИ.

ПЛУТОНЪ.

Бесчестіе и срамъ,
Во ад? намъ.
О тронъ мой и держава!
Затмилася моя превеличайша слава.

ХОРЪ.

Стени ты адъ теперь;
Изъ области Зевеса,
Рукою Геркулеса,
Въ тебя отверста дверь.

*

Царя онъ адска трона,
Ко страху возбудилъ,
Сей смертный поб? дилъ.,
Паркъ, Фурій и Плутона.

ЯВЛЕНIЕ VII.
Теятръ представляетъ садъ Адметовъ.
АДМЕТЪ одинъ.

Уже свой жизнію нещастный в? къ не числю.
О жалостная мысль!
Везд? стонаю,
Везд? любезную Альцесту вспоминаю.
Противно солнце мн?, приятенъ адскій мракъ!
О предражайшій зракъ;
Уб? жища себ? отъ горести не знаю.
По что изображенъ толь живо ты во мн?!
По что лишась тебя влад? ю въ сей стран?!
Сей смертный суетно на трон? пребываетъ,
Которой завсегда слезъ токи проливаетъ:
И б? днымъ можетъ ли онъ слезы утишить,
Когда своихъ осей не можетъ осушить.
Альцеста я сихъ м? стъ и св? та ненавижу!
Везд? я мыслію тебя къ мученью вижу.
Я тамъ съ тобой бывалъ,
Я тамъ твои уста и руки ц? ловалъ,
Я тамо въ н? жности ни ч? мъ не огорчался,
Я тамо на всегда съ тобою разлучался.
Повсюду я гонимъ лют? йшею тоской,
Сокрылися мои ут? хи и покой.

ЯВЛЕНІЕ VIII.
АДМЕТЪ, КЕДАРХЪ и МЕНИСА.

КЕДАРХЪ.

Торжествованіе, какая намъ отрада,
Которо Геркулесъ збирается начать!

МЕНИСА.

Въ часы стенанія царя, двора и града!

АДМЕТЪ.

Торжествованіе! — — — хочу ему смолчать,
Для дружества сего, которо чту безм? рнымъ,
И Геркулесу въ в? къ пребуду другомъ в? рнымъ.

ЯВЛЕНIЕ ПОСЛ? ДНЕЕ.
Теятръ представляетъ входъ съ крыльцами дома Адметова и предъ домомъ садъ.

ВС?
(Геркулесъ нисходитъ изъ палатъ Адметовыхъ препровождаемъ Кедархомъ и Адметовыми воинами.)

ГЕРКУЛЕСЪ.

Сражаясь для тебя сугубо былъ я см? лъ,
Съ пресильнымъ я врагомъ сраженіе им? лъ,
Отнялъ у нево для в? рнаго мн? друга,
Прекрасну, какова была твоя супруга.
Когда возлюбленной твоей на св? т? н? тъ,
Съ красавицею сей спрягися ты Адметъ.

АДМЕТЪ.

Въ другомъ больше мн? быть вижу не желаешъ:
Ко преступленію Адмета посылаешъ,
Велишъ забыти мн? дражайшую мою.

ГЕРКУЛЕСЪ.

Полезныя теб? сов? ты подаю.
Я образа ея къ безчестью не открою,
Дай слово и сними своей покровъ рукою.

АДМЕТЪ.

Твой врагъ не для меня тобою поб? жденъ,
Спрягай ея съ инымъ я плакать осужденъ,
Во вс? оставленны къ мученію мн? л? та,
Когда лишилася моя Альцеста св? та.

ГЕРКУЛЕСЪ.

Такъ ты въ нещастіи до гроба хочешъ быть,
И б? дства своего до смерти не забыть.

АДМЕТЪ.

Докол? живъ я буду,
Тебя Альцеста я на часъ не позабуду.
Не знаешъ ты теперь какъ стражду я стеня,
И горестныхъ р? чей не слышишъ у меня;
Проникни голосъ мой во мрачную къ ней безну,
И жалобою тамъ трони мою любезну:
Ув? рь дражайшую о в? рности моей!
О боги! никогда не буду больше съ ней.

ГЕРКУЛЕСЪ.

Сов? тованія зд? сь дружески невм? стны.

АДМЕТЪ.

Ни чьи заразы мн? ужъ больше не прелестны.

ГЕРКУЛЕСЪ.
(Снявъ покровъ съ Альцесты.)

Взгляни на красоту нев? сты своея.

АДМЕТЪ.

Что вижу я!

ГЕРКУЛЕСЪ.

Достойна ли тебя Адметъ сія нев? ста?

АДМЕТЪ.

Альцеста — — —
О тмою радостей наполненны м? ста!
Судьбина преблагая!
Тебя ли очи зрятъ, тебя ль моя драгая?
Тебя ль мои уста,
Прекрасная ц? луютъ?
Твои ль я зрю красы?
Твои ли то власы,
Въ которы легкія зефиры н? жно дуютъ?
Ты, ты, передо мной.
Великій Геркулесъ, не другъ, отецъ ты мой.

АЛЬЦЕСТА.

Псу адску далъ онъ смерть когда извлекъ оттол?,
Плутона устрашилъ с? дяща на престол?
Горчайшу нашу часть въ сладчайшу прем? нилъ,
Меня съ любезн? йшимъ опять соединилъ.

АДМЕТЪ.

Скажи мн?: ч? мъ воздать сію твою щедроту?

ГЕРКУЛЕСЪ.

Во мзду моихъ услугъ,
Будь ты мн? в? чно другъ,
И равну дружеству им? й служить охоту.

АЛЬЦЕСТА.

Превращай приятный часъ,
Слезы ты въ ут? хи!

АДМЕТЪ.

Превращай приятный часъ,
Плачь въ игры и см? хи!

ГЕРКУЛЕСЪ.

Превращай приятный часъ,
Злой судьбы усп? хи!

ВС?

Небо отдаляй отъ насъ,
Щастія пом? хи!
Превращай приятный часъ,
Злой судьбы усп? хи!

АЛЬЦЕСТА.

Я твоей спаслась рукой.

АДМЕТЪ.

Ты мн? возвратилъ покой.

ГЕРКУЛЕСЪ.

Вашей я страдалъ тоской.

ВС?

Спало съ насъ претяжко бремя.
О сладчайше жизни время!

АДМЕТЪ.

Подвластный мн? народъ хвали сего героя,
Превозноси д? ла преславны до небесъ.
Живи, нещастныхъ ты своей щедротой края,
До самыхъ позныхъ л? тъ великій Геркулесъ.

ХОРЪ.

Гласъ славы проницай вселенну,
Греми во вс? хъ концахъ земли,
Труби поб? ду намъ явленну.

*

А ты одно сіе внемли:
Живи герой для пользы св? та,
Къ безсмертной чести многи лета.

Конецъ Оперы.

О Альцидалія! Ты очень хороша:
В? щалъ сіе Климандръ — молчи моя душа!
И ты въ моихъ глазахъ, пастухъ, пригожь и статенъ.
А лутче и всево, что ты очамъ приятенъ.
Но сколь прекрасна ты, толико ты строга:
Свид? тели мн? въ томъ и рощи и луга,
И горы и долы и быстрыхъ водъ потоки;
Твои поступки вс? безм? рно мн? жестоки:
Какъ роза ты, краса подобна ей твоя:
Воспомни, н? когда теб? коснулся я,
Гораздо отдалась отъ паственнаго дола,
Какъ роза ты меня тогда и уколола.
А ты напредки такъ со мною не шути,
И н? жныя любви ум? ренно хоти:
Твои нам? днишни со мной Клитандръ изд? вки,
Гораздо дерзостны для непорочной д? вки.
Такъ ради жъ ты чево толико мн? мила:
Иль ты мя жалила какъ лютая пчела,
Къ воспламененію моей бесплодно крови;
Когда единый боль им? ю отъ любови?
Им? ю боль и я, да нечемъ пособить.
На что жъ прекрасная другъ друга намь любить?
Чтобь быть довольными невиннымь обхожденьемъ.
На улій зр? ніе не чтится услажденьемъ:
На улій глядя я терплю я только боль,
А патаки не? сть не в? домо доколь:
Ч? мъ буду больше я на патаку взирати,
И сладости сотовъ глазами разбирати;
Т? мъ буду бол? е грудь жаломъ устрашать:
И въ страх? патаки мн? видно не вкушать.
Ломаютъ вить соты, какъ патака посп? еть:
Тогда снимаютъ плодъ, когда сей плодъ созр? етъ:
Садовникъ не сорветъ незр? лаго плода;
А мн? шестьнатцать л? тъ; такъ я еше млада.
Такъ я до времени оставлю дарагую:
Оставлю я тебя и полюблю другую.
Н? тъ, н? тъ, меня любя, меня не погуби:
Оставь ты ету мысль, меня одну люби!
Я больше отъ тебя любови не желаю,
Когда отчаннно тобою я пылаю;
Я жити не могу въ нещастной жизни сей,
И не хочу терп? ть суровости твоей.
Коль я теб? пастухъ суровою кажуся — — —
Теперь еще св? тло я св? тлости стыжуся.
День ц? лый вить не годъ, такъ можно подождать
Коль можешь кр? пкую надежду ты мн? дать,
Прийти ли мн? къ теб?. Мои собаки лихи.
Ихъ очень громокъ лай, мои собаки тихи:
Какъ солнце спустится и снидетъ за л? са,
И не взойдетъ еще луна на небеса;
Такъ я — — куда? — — за ч? мъ? — — за ч? мь.? — — о крайня дерзость! — —
Прийду къ теб?, прийду — — начто? — — на стыдъ и мерзость.
Любовныя д? ла старухи такъ зовутъ,
Которы безъ любви невол? ю живутъ;
Засохше дерево уже не з? лен? еть,
А роза никогда младая не бл? дн? етъ.
Расходятся они и темной ночи ждутъ:
Она ждетъ радостныхь и страшныхъ ей минутъ,
А онъ исполненный пастушки красотою,
В? нца желанью ждетъ и щастья съ темнотою.

Ликастъ о скромности Ераста твердо зналъ
И тайную любовь ему в? щати сталъ:
Я бросилъ нын? лукъ, я бросилъ нын? уду:
Ни рыбы ужъ ловить, ии птицъ стр? лять не буду,
Отъ Амаранты зр? лъ я ласку ужъ давно;
Но было ласку зря мн? сперва все равно,
Суровъ ли былъ ея поступокъ иль прив? тливъ;
Но вдругъ не знаю какъ, я больше сталъ прим? тливъ:
Пастушкинъ на себя взоръ частый прим? чалъ,
И услаждаяся глаза ея встр? чалъ.
Я чувствовалъ по томъ, что кровь моя гор? ла:
Какъ въ очи пристально ей зр? лъ, она багр? ла,
И опуская зракъ, лучъ сердца моево,
ЗадумыВзалася, не знаю, отъ чево;
По семъ по в? черамъ дней тихія погоды,
Когда сходилися пастушки въ короводы,
Я больше вображалъ себ? ея красу,
И чаще съ нею бывъ влюблялся отчасу.
И п? ніе ея мн? нравилось и пляска,
Взглядъ былъ ея все чивъ, и умножалась ласка.
Она по всякой часъ мою питала страсть.
Отъемля у меня надъ сердцемъ прежню власть
Осталось только мн? открыти то р? чами,
О чемъ я ей в? щалъ разъ тысячу очами.
Но какъ ей н? когда любовь мою сказалъ,
И съ воздыханіемъ то клятвой доказалъ:
Она сказала мн?: я етому не в? рю.
Я клялся ей еще, что я не лицем? рю.
Она внимала то; я мнилъ себ? маня…
Им? ть себ? въ отв? тъ, что любитъ и меня;
То зря, что слушала она т? р? чи внятно:.
Казалося, что ей внимати ихъ пріятно;
Но вся ут? ха мн? въ тотъ ею часъ была…
Что клятвы выслушавъ колико мн? мила,
Отв? та мн? не давъ пошла и не простилась.
Колико въ ону ночь душа моя мутилась!
См? ялся прежде я, раженнымъ сей судьбой.
И все то я въ ту ночь увид? лъ надъ собой,
Зр? лъ прежд? я съ бреговъ, какъ море волновалось.
Но вдругъ и подо мной оно возбунтовалось.
См? шно мн? было зр? ть, коль кто въ любни тонулъ,
Но самъ, тогда, я самъ стократно воздохнулъ.
Какъ л? тня св? тлость дня вдругъ портится ненастьемъ,
Любовь я зр? лъ б? дой казавшуюся щастьемъ.
По утру покидалъ не спавъ я свой шалашъ.
Всю ночь была въ ум? она, и въ день она жъ.
Какъ вы багряныя а? роры всходъ играли,
И изъ загоновъ въ лугъ скотину выбирали;
Моя скотина мн? престала быть мила
И праздная свир? ль не надобна была.
Не вид? лъ ни чево пріятнаго я бол?,
И безъ порядка шла моя скотина въ поле.
Въ несносной я тоск? заочно ей п? няль.
Поить, на брегъ р? ки, скотины не гонялъ:
Своихъ и глазъ она мн? три дни не казала,
По томъ приближилась и ето мн? сказала:
Люби другую ты, кто бъ кровь твою зажгла,
И многія бы дни влад? ть тобой могла.
Чтобъ долго зр? ніе и страсть твою питало,
Пригожства моево къ тому еще не стало:
Я часто на себя въ источники гляжу:
Великой красоты въ себ? не нахожу.
Колико много дней весной на паств? ясныхъ,
Толико на лугахъ сихъ, д? вушекъ прекрасныхъ.
Я ей отв? тствовалъ томяся и ст? ня:
Прекрасна только ты едина для меня,
И сердце ты мое на в? ки покорила,
Вздохнула тутъ она и ето говорила:
Сама не знала я, что я къ любви текла,
И что не къ дружеству, но страсть мя къ ней влекли
Когда о птички вы другъ друга ц? ловали,
И п? сни на кустахъ веселы восп? вали,
Что сладостна любовь, пов? рила я вамъ;
Изъ чистыхъ я луговъ приближилась ко рвамъ;
И нын? ужъ мои не такъ свободны очи;
Но н? тъ забавна дня и н? тъ покойной ночи,
Уже разрушился мой прежній весь покой;
Но радости себ? не вижу ни какой;
Какъ вы на древесахъ ее ни прославляли.;
Иль вы всп? вая то, то ложно представляли.
Пов? рь, в? щалъ я ей, драгая п? снямъ симь,
Пов? рь дражайшая, пов? рь словамъ моимъ
Что въ истинной любви веселостей довольно,
Не весело еще то сердце, кое вольно:
Не в? рь себ?, что ты не столько хороша,
Какъ весь тебя чтитъ лугъ и чтитъ моя душа.
Краса твоя, меня котора нын? мучить,
Клянуся что во в? къ Ликасту не наскучитъ.
По сихъ словахъ душа веселья дождалась;
Прельстившая меня пастушка мн? здалась.

Зеленыя луга вручая тихой нощи,
Кончаетъ солнце б? гъ, спускается за рощи.
Шумящая р? ка въ молчаніи текла,
И згладились струы подобіемъ стекла:
Успокояются уже л? са и воды:
Пастушки во трудахъ сошлися въ короводы;
Одной пастушки тутъ во короводахъ н? тъ:
Не пляшутъ ужъ она и п? сенъ не поетъ;
Крушится, что пастухъ люблю тебя не скажетъ;
Но какъ сказать, когда она любви не кажетъ.
Со Амариллою оъ обширный разговоръ,
Не см? етъ и войти влюбленный Полидоръ:
Взаимныя любви не в? дая стонаютъ,
И щастья своево съ об? ихъ странъ не знаютъ.
Во коровод? онъ своей любезной ждетъ;
Любезная ево во короводъ нейдетъ.
Отходитъ даляе отъ тушошнихъ веселій,
Чтобъ горесть умягчить; но н? тъ ц? лебныхъ зелій;
Смягчаетъ ету скорбь и въ сердц? лютый ядъ,
Одинъ любезныя влюбившемуся взглядъ.
Во изумленіи пастухъ по рощамъ ходитъ:
И вдругъ нечаянно пастушку онъ находить:
Не кончилисъ игры и пляска на лугу.
Пастушка на крутомъ потока берегу:
Въ уединеніи въ уныніи сид? ла,
И пристально въ струи прозрачныя гл? дела,
В? щаючи: сквозь вась прозрачныя струи,
Проникнули до дна глаза теперь мои:
Ахъ, естьли бы они проникнули подобно,
Сквозь тверду въ сердце грудь и вид? ли подробно,
Въ любезномъ сердц? мн? тончайшій самый сокь,
Какъ м? лкой вижу я, сквозь васъ, на дн? песокъ.
Въ блаженств? бъ я себя съ богиньми равну зр? ла,
Или бы бол? е въ любови не гор? ла.
Не слышалъ Полидоръ любовныхъ сихъ р? чей,
Лишъ вид? лъ: прыскали слезъ капли изъ очей.
Онъ, тронутъ жалостью, любезну ут? шаетъ:
О чемъ ты с? туешь, пастушку вопрошаетъ.
Не можешь ожидать покойнаго ты сна:
Или не веселитъ уже тебя весна:
Мн? кажется, теперь Зефиры какъ ни в? ютъ,
Власамъ твоимъ они коснутися не см? ютъ:
На сь? тлыхъ небесахъ не знать угрюмыхъ тучъ,
И ясная луна, какъ солнце, мечетъ лучъ:
Благоуханіе надъ нашими м? стами,
Долины тучныя украшенны цв? тами,
Текущи съ горъ ключи журчаніемъ шумятъ,
И н? кой н? жностью въ насъ чувствіе томятъ.
Томися н? жностью; теб? она забава;
Спокойся ею ты, а мн? она отрава.
Да что же зд? лалось прокрасная теб
Прекрасна я иль н? тъ, прекрасна я себ?
Я етой похвалы гнушаюсь и стыжуся,
То зная что теб? прекрасной не кажуся.
Между другихъ цв? тковъ какъ розовой цв? токъ,
Или въ зв? здахъ зв? зда всходяща на востокъ,
Такъ ты въ моихъ глазахъ межъ д? вушокъ прекрасныхъ.
Я слышать не могу твоихъ похвалъ безстрастныхь:
Не перьвый говоритъ такую л? сть пастухъ.
Когда вздыхаешъ ты драгая, то мой духъ,
А капли слезь твоихь, моей то капли крови;
Ни кто не ощущалъ толь жаркія любови:
Въ жаръ песьихъ тако дней засохшій лугъ горитъ:
Не ротъ теб? то мой, но сердце говоритъ:
Теб? сіи слова любезн? йшая новы;
Но слышали сто кратъ то зд? шнія дубровы,
Какъ я именовалъ не склонную ст? ня,
И имя зд? сь твое на тыквахъ у меня.
Какъ осенью морозъ во тыквы только р? знеть,
И имя тутъ мое со тыквами исчезнетъ:
Минется время тыквъ, исчезнутъ тыквы т?;
Исчезнетъ тутъ на нихъ и имя красот?
Да въ сердц? у меня останется во в? ки:
И прежде потекутъ къ своимъ вершинамъ р? ки.
А естьли ето я передъ тобою лгу,
Кропива пусть одна въ моемъ ростетъ лугу,
И чистый мой потокъ сокроется подъ землю.
Не льстишь ли — н? тъ не льстишь — и истинну я внемлю;
Спокойся ты моя скорбящая душа,
Толико много дней всякъ часъ меня круша:
Преобратись мой стонъ въ играніе и см? хи,
А ты источникъ будь свид? тель сей ут? хи!

Въ жару и въ н? жности всего и паче мира,
Любила пастуха прекрасна Андромира.
Былъ Манлій сей пастухъ, любви достоинъ былъ:
Сію прекрасную взаимственно любилъ.
Такъ любитъ какъ она Зефира н? жна Флора,
Цефала н? когда любила такъ А? рора.
И какъ угоденъ былъ пастушк? етой онъ,
Діяною любимъ такъ былъ Ендиміонъ.
И мало вид? лось такой любви прим? ра:
Не такъ ли таяла Адонисомъ Венера?
Пастушка мыслитъ такъ: возлюбленный пастухъ,
Теб? единому подвластенъ весь мой духъ,
Къ теб? вздыханія всечасно воздымая.
Весн? покорствуетъ среди такъ роза мая,
И силою влечетъ жел? зо такъ магнитъ:
Ц? ль мыслей ты моихъ и вс? хъ желаній видъ:
Ежеминутно мой ты пламень умножаешь,
И радости единъ мои изображаешь:
Ты милъ душ? моей и мысли вс? съ тобой:
Въ восторг? я когда тя вижу предъ собой:
Грущу, когда мой взоръ твой образъ покидаетъ:
Погодой хладною такъ роза увядаетъ.
А Манлій и о ней подобно воздыхалъ,
Хоть онъ отъ ней еще словъ н? жныхъ не слыхалъ:
Пастухъ сей къ ней прншелъ таская грусти люты,
Горя пастушкою въ т? самыя минуты,
Въ которыя она въ горячности была.
Какъ будто бы къ себ? она ево звала.
Пойдемъ проходимся гд? токъ струи крутится,
И быстрая вода по камешкамъ катится,
Гд? сладко соловей со зяблицей поетъ,
Гд? люту волку брегъ жилища не даетъ.
Въ погоду такову гуляніе пристойно;
Сей в? черъ тихъ и теплъ: коль сердце беспокойно,
Не пользуетъ уже ни кая тишина:
Не св? телъ солнца св? тъ и не ясна луна;
Я чувствую всегда тоску необычайну.
Открой пастушка мн? открой свою мн? тайну,
И в? рь ты въ етомъ мн? подобно какъ себ?
Пойдемъ гулять, я тамъ открою то теб?:
Пойдемъ — о какъ мой духъ въ сію минуту томенъ!
Открою все теб?; да только буди скроменъ:
А токи водныя не стратны Манлій мн?;
Не долго имъ пробыть въ сей нашей сторон?;
Лишь быстрыя струи въ минуту прокатятся,
И больше никогда назадь не возвратятся.
Пойдемъ, пойдемъ а ты во всемь уже мн? в? рь.
Пойдемъ — за ч? мъ идешь пастушка ты теперь?
О какъ я мучуся тревожима борьбою!
Пойдемъ, ахъ н? тъ я прочь пойду, иду съ тобою!
Идетъ отъ треп? та перем? няя видъ.
Идетъ любовь открыть хотя м? шаетъ стыдъ.
Сама она свою ту наглость ненавидитъ;
Но Манлій щастіе свое ужъ ясно видитъ:
И какъ отъ молній л? съ, такъ онъ теперь горитъ
Пришли къ журчанью водъ: пастушка говоритъ:
Въ сію минуту вы о воды не журчите!
Мн? мнится будто вы волнуя мн? кричите:
Ступай пастушка ты обратно къ шалашу.
В? щаетъ роща мн?: я ето возглашу,
Что буду я внимать и разнесу по стаду.
Противься своему сердечному ты яду!
Пойдемъ назадъ! Въ другой я ето часъ скажу,
Какое я себ? мученье нахожу.
До завтра простоитъ въ семъ м? ст? роща ета,
И будетъ з? лена до окончанья л? та.
Сказала; но назадъ она оттоль нейдетъ,
Такъ Маилій таинству открытія не ждеть,
И видя что она ко склонности готова,
Дошелъ до вс? хъ ут? хъ, не говоря ни слова.

Не в? даю за что прогн? вался Зевесъ:
Былъ сверженъ Аполлонъ съ Минервою съ небесъ.
Принуждены они по всей земл? скитаться,
И способовъ искать, ч? мъ странствуя питаться.
Тотъ сталъ по городамъ аптеки уставлять,
Другая мнитъ умы скорбящи исц? лять.
Аптекарю чиня великія доходы,
Б? гутъ по порошки отъ вс? хъ сторонъ народы.
Минерв? въ нищет? доходу съ миру н? тъ,
Хотя безуміемъ и весь наполненъ св? тъ.
Ужасна смерть; и вс? хъ аптекарь обираетъ:
А отъ дурачества ни кто не умираетъ.

Апреля в первый день обман,
Забава общая в народе,
На выдумки лукавить дан,
Нагая правда в нем не в моде,
И всё обманом заросло
Апреля в первое число.

Одни шлют радостную весть,
Друзей к досаде утешают,
Другие лгут и чем ни есть
Друзей к досаде устрашают.
Лукавство враки принесло
Апреля в первое число.

На что сей только день один
Обмана праздником уставлен?
Без самых малых он причин
Излишне столько препрославлен,
Весь год такое ремесло,
Так целый год сие число.

Стихи Александра Сумарокова

Поэт, драматург и литературный критик; один из крупнейших представителей русской литературы XVIII века.
Годы жизни: 1717 - 1777

Популярные темы