Генрих Сапгир
Советский, российский писатель и поэт, сценарист, переводчик.
Годы жизни:1928-1999

Стихи по типу

Стихи по длине

Стихи по возрасту

Стихи по темам

Все стихи списком

Я вчера заметил в парке
На сосне рисунок яркий,
Разглядеть его хотел...
Вдруг сложились половинки
Этой радужной картинки,
И рисунок улетел!

Белесоглазый, белобровый,
косноязычный идиот.
Свиней в овраге он пасёт.
Белесоглазый, белобровый,
кричит овцой, мычит коровой.
Один мужик в деревне. Вот —
белесоглазый, белобровый,
косноязычный идиот.

Верёвкой чёрной подпоясан,
на голом теле — пиджачок.
Зимой и летом кое в чём,
верёвкой чёрной подпоясан.
Он много ест. Он любит мясо.
По избам ходит дурачок,
верёвкой чёрной подпоясан,
на голом теле — пиджачок.

Вдова — хозяйка пожилая —
облюбовала пастуха.
Собой черна, ряба, суха
вдова — хозяйка пожилая.
Но сладок грех. Греха желая,
зазвала в избу дурака.
Пылая, баба пожилая
борщем кормила пастуха.

Урчал. Бессмысленно моргая,
таращил мутные глаза.
Так чавкал, что хрустело за
ушами — и глядел моргая.
Как сахар, кости разгрызал.
Пил молоко, как пес, лакая.
Насытился. Сидит, рыгая.
Как щели, мутные глаза.

Как быть, что делать бабе вдовой?
Он — как младенец. Спит пастух.
Тряпье. Капусты кислый дух...
Как быть, что делать бабе вдовой?
Она глядит: мужик здоровый,
литая грудь, на скулах пух.
Как быть? Что делать бабе вдовой?
В ней кровь разбередил пастух.

Вдруг ощутила: душит что-то,
Всё учащённей сердца стук.
Босая — к двери. Дверь — на крюк!
К нему! Упало, брякнув, что-то
и разбудило идиота.
В его мычании — испуг.
— Не бойся! — жарко шепчет кто-то.
Всё учащённей сердца стук...

Ночь. Ночь осенняя, глухая,
всё холоднее, всё темней.
На лампу дует из сеней.
Ночь, ночь осенняя, глухая.
В садах шуршит листва сухая.
Черна деревня. Нет огней.
Ночь! Ночь осенняя, глухая.
Всё холоднее, всё темней.

Спят на полу и на полатях.
Ворочаются на печи.
Как печи, бабы горячи.
И девкам душно на полатях.
Там сёстры обнимают братьев
среди подушек и овчин.
Возня и вздохи на полатях.
Томленье, стоны на печи.

Парней забрали. Служат где-то.
Мужья — на стройках в городах.
В тайге иные — в лагерях.
Иных война пожрала где-то.
Зовут их бабы! Нет ответа.
Деваться девкам не-ку-да!
В солдатах парни, служат где-то,
в столицах, в дальних городах.

Тоскуют бедра, груди, спины.
Тоскуют вдовы тут и там.
Тоскуют жёны по мужьям.
Тоскуют бедра, груди, спины.
Тоскуют девки, что невинны.
Тоскуют самки по самцам.
Тоскуют бедра, груди, спины -
тоскуют, воя, тут и там!

И лишь рябая — с идиотом.
Лежат, обнявшись. Дышит мгла.
Сопят. В любви рябая зла!
Блудит рябая с идиотом.
Лампадка светит из угла.
Христос с иконы смотрит: кто там?
А там — рябая с идиотом.
Сопит и трудно дышит мгла.

Вот лопоухий, редкобровый,
шерстистолобый идиот.
Уснул, открыв слюнявый рот.
Вот лопоухий, редкобровый
урод. Но сильный и здоровый.
Один мужик в деревне. Вот,
вот — лопоухий, редкобровый
и вислогубый идиот!

Бездомная Лягушка пела — квакала,
Печально пела и при этом плакала.
Наплакала Лягушка целый пруд.
С тех самых пор лягушки в нём живут.

это она всегда понимала хорошо: нельзя причинять
боль другому
«нельзя причинять боль другому? другому это хорошо»
/нельзя другому причинять — боль/
«боль — это хорошо, это другому»
/боль понимала хорошо: нельзя/
она не понимала: «боль нельзя»
/боль — это всегда нельзя/
она всегда понимала: причинять боль — это хорошо,
это другому нельзя
она хорошо понимала: боль — это всегда хорошо,
но всегда причинять нельзя

Вот Медведица Большая
Кашу звёздную мешает
Большим ковшом
В котле большом.
А рядом тускло светится
Малая Медведица.
Маленьким ковшичком
Собирает крошечки.

Чудак математик
в Германии жил.
Он булку и масло
случайно сложил.
Затем результат
положил себе в рот
Вот так
человек
изобрёл
бутерброд.

В нашу квартиру Лошадь пришла.
Воспитанная Лошадь
У двери сняла
Пальто и галоши.

Она по пути не задела
Стола,
Не опрокинула
Стула.
Она осторожно ко мне подошла
И копыто свое протянула.

А после
Со мною, с Петей и Катей
Лошадь пила чай!
Не пролила ничего невзначай
И не запачкала
Скатерть.

Сидела спокойно,
Громко не ржала
И блюдечко
Правым копытом держала.

Но вот она вытерла губы салфеткою,
Сказала «спасибо»
С учтивостью редкою.
Потом, обратившись тихонько
К соседу,
Сказала: — Простите,
Я скоро уеду.
Дома остались
Мои жеребята!
И я беспокоюсь:
Мои же ребята! -
В передней надела
Пальто и галоши,
Сказала всем «до свидания»
И по ступенькам
Ушла от нас Лошадь
Отличного воспитания.

И долго с балкона
Махали мы Лошади,
Которая чинно
Ступала по площади.

скучно разбрасывать камни
швыряешь куда ни попадя
ведь из камней ничего не вырастет
вина не выжмешь — камни и камни
прошло время
а ты урока не выполнил
больше полгоры осталось

может быть надо разбрасывать камни
всё время целясь в кого-то
и стараясь попасть
трёх подшиб — время быстрей пошло
три четверти времени
целое поле битвы кругом
лежат стонут корчатся
самого тебя временем убило
зато все камни раскидал

собирать камни куда веселей
форма размер узор — само по себе
уже развлекает
время бежит незаметно
будто и не было этого дольнего пути —
на каждом шагу поклон
пусть гора твоя никому не нужна
камни собрал — время убил

время — враг человека

он философствовал в саду: голубой крови не бывает,
тысячу человек поставь в очередь, у каждого возьми — всё равно красная
тысяча человек голубой крови, а поставь в очередь — красная очередь
тысячу поставь в очередь — очередь красной крови
тысяча человек — очередь! очередь! — крови-то! крови! — красная всё равно
красная кровь философствовала: голубой крови не бывает,
поставь и возьми: красная красная голубая — всё равно красная
в саду /философствовал он/ крови не бывает
в тазу /философствовал он/ отблеск голубой
в саду голубой крови философствовал нечеловек
Тысяча нечеловек: не бывает! не бывает! крови не бывает — каждого возьми
весь голубой философствовал: не бывает голубой
очередь философствовала: крови — не бывает

крови — бывает
человек — не очередь
всё — не равно

в горах сияли враги — и всегда
они находили друг друга в горах
находили причину — друг друга
сияла причина которая их убивала
их всегда находил Бог

друзья в себе находили причину
убивая друг друга в горах где Бог
вернее причина друзей находила
друг друга они убивали сияя
их всегда находил Бог

друзья и враги словно горы в горах
горы всегда находили друг друга
и причину причин находили
убивая друг друга горы сияли
нас всегда находил Бог

Грyстный клоyн -
Бегемот
Грyстным голосом
Поёт
Песню грyстнyю-
Прегрyстнyю:
— Я люблю лягyшкy
Вкyсную.

Долго я следил за ней.
А она с утра до ночи —
То сама себя длинней,
То сама себя короче.

Гусь гуляет по дорожке.
Гусь играет на гармошке.
И гордится гармонист:
— Я га-га-га-голосист!

Две руки у тебя,
Две руки у меня.
И, конечно, получилась
В нашей комнате возня.

Две ноги у тебя,
Две ноги у меня.
И, конечно, получилась
В коридоре беготня.

По два глаза у тебя,
У тебя и у меня.
Солнце мы нарисовали,
И деревья, и коня!

Почему у нас всегда
Шум и смех в квартире?
Потому что мы – друзья,
Как дважды два – четыре.