Вадим Левин
Лзвестный детский поэт, педагог, кандидат психологических наук, член Союза писателей Москвы, соавтор современного «Букваря» и учебников по русскому языку, автор многочисленных книг по педагогике.
Годы жизни:1933 -

Стихи по типу

Стихи по длине

Стихи по возрасту

Стихи по темам

Когда я мальчишкой на речку ходил,
Неся котелок и сачок,
Мне часто встречался
У чистой воды
Весёлый и добрый
Бычок.
Смотрел на меня —
Дурачок дурачком,
Молчал, и жевал, и хрустел,
И рыжие уши стояли торчком,
И нос, будто блюдце, блестел.

— Здорово, бычок! —
Говорил я ему.
И он отвечал мне:
— МУ-У!

Теперь я с портфелем хожу и в очках,
И в городе жить мне пришлось,
Но всё вспоминаю
Бычка-дурачка
И мокрый, приветливый нос,
Всё думаю:
Как там ему
Одному,
Кому
Говорит он:
— МУ-У!

Послушайте,
Если пойдёте к реке
И встретитесь с глупым бычком,
Он мордой потянется к вашей руке
И станет махать вам хвостом,
Привет от меня
Передайте ему.
И он вам ответит:
— МУ-У!

Лошадь купила четыре галоши,
Паpу хоpоших и паpу поплоше.

Если денёк выдаётся погожий -
Лошадь гуляет в галошах хоpоших.

Стоит пpосыпаться пеpвой поpоше -
Лошадь выходит в галошах поплоше.

Если же лужи на улице сплошь -
Лошадь выходит совсем без галош.

Что же ты, Лошадь, жалеешь галоши?
Разве здоpовье тебе не доpоже?

Кого только нет у меня в лесу —
И лось, и коза, и барсук.
И старый глухарь, услыхавши лису,
Взлетает на толстый сук.
И ёж по дорожке спешит, семеня,
Наверно, к дружкам на обед.

Но нету слонёнка в лесу у меня,
Слонёнка весёлого нет.

Мне ёж вышивает рубаху крестом,
Приходит коза с молоком,
Лисица мой дом подметает хвостом,
Пчела угощает медком.
Синица летит надо мною, звеня.
И заяц — мой друг и сосед.

Но нету слонёнка в лесу у меня,
Слонёнка весёлого нет.

Идёт по дорожке серьёзный Индюк,
Везёт на тележке железный сундук.
Навстречу Корова бежит налегке:
— Скажите, — кричит, — что лежит в сундуке?
— Простите, я с вами почти не знаком.
Пустите, не то зацеплю сундуком.
Но грозно Корова идёт к сундуку
и очень сурово ревёт Индюку:
— Ну, нет! Не уйду я отсюда, пока
не скажете, что там, внутри сундука...

Стоит до сих пор на дорожке Индюк.
Лежит до сих пор на тележке сундук.
И эта Корова
не сдвинулась с места.
И что в сундуке,
до сих пор
неизвестно.

Гром стреляет, как из пушки.
Хлещет дождь по спинам луж.
Под дождём сидят лягушки –
Принимают тёплый душ.

Очень странно,
Что за пруд?
Ни плотины, ни запруд,
Берег
Белый,
Будто мел,
Где ни ступишь –
Всюду мель,
Да к тому же
Иногда
В нём
Горячая
Вода.
(И не странно!
И не странно!
Потому что это
Ванна.)

Миссис и мистер Бокли
Ночью проснулись вдруг.
Миссис и мистер Бокли
Открыли старый сундук.
Миссис и мистер Бокли
Достали из сундука
Большие морские бинокли
И орехи
(Четыре мешка).

Миссис и мистер Бокли
По лестнице шли, сопя,
Миссис и мистер взмокли,
Дом качался, скрипя,
Но они поднимали всё выше
Четыре мешка и бинокли,
И вот оказались на крыше
Миссис и мистер Бокли.

Миссис легла у застрехи,
Мистер сел на карниз.
И стали колоть орехи,
И скорлупки бросали вниз.

Тетушка Кэти
(В зелёном жакете),
Дядюшка Солли
(В зелёном камзоле),
А также их дети
Одетта и Хэтти
(И та и другая – в зелёном берете)
Вчера на рассвете
(В зелёной карете)
Отправились в гости к сестре
Генриетта.

А маленький Джонни
И серенький пони
(Но пони был все же в зелёной попоне)
За ними пустились в погоню.

Тетушка Кэти
(В зелёном жакете),
Дядюшка Солли
(В зелёном камзоле),
А также их дети
Одетта и Хэтти
(И та и другая – в зелёном берете)
Домой возвратились в зелёной карете,
В той самой, в которой вчера на рассвете
Они уезжали к сестре Генриетте.

А маленький Джонни
И серенький пони
(Но пони был все же в зелёной попоне)
Вернулись в купейном вагоне.

— Что ты ловишь, рыбак? -
Я спросил старика. -
Не подаришь ли дюжину рыбок?
— Ах, — ответил чудак, -
Я бы рад, но пока
Не поймал я бычка, не попалась треска -
Только стайка печальных ошибок.
Ничего, кроме горьких ошибок…

До чего же мне жаль старика!

— Ах, рыбак, ах, чудак!
Твой улов невелик.
Не продашь ли мне пару ошибок?
— Не велик, это так, -
Отвечал мне старик, -
Но ошибками я торговать не привык,
Подарю тебе пару улыбок,
Пару тихих, печальных улыбок…

До чего же нелепый старик!

Я кричу:
– Привет, Корова!

А она в ответ –
Ни слова.

У Коровы занят рот,
Целый день она жуёт.

Ей, Корове, молоко
Достаётся нелегко.

Старушка удачно сходила на рынок,
Сложила покупки в десяток корзинок,
В кулёчки, мешочки, пакеты, рюкзак
И с этим в автобус вошла кое-как.

По счастью, маршрут девяносто шестой
В тот раз уходил совершенно пустой.

Старушка бросает на заднем сиденье
Кошёлку с капустой и пачку печенья.
Идёт не спеша по проходу вперёд
И слева, и справа покупки кладёт:

Здесь хумус в коробке, там яйца в корзинке,
Тут в банках консервных тунец и сардинки.
Поближе к прикрытому шторой окошку
Она оставляет морковь и картошку.

А дальше – две дыни, арбуз, артишок
И жареных семечек полный мешок,
Миндаль и орехи, корица и мак,
Бутылки, коробки, пакеты, рюкзак.

На разных сиденьях удобно лежат
Оливки, бананы, хурма, виноград,
И даже мука для слоёного теста.

И только старушка осталась без места.

Старушка автобус окинула взглядом
И вдруг увидала водителя рядом.

– Мужчина! Ну где твои совесть и честь?
Ты разве не видишь: мне некуда сесть!

Водитель изысканным был кавалером
И с детства приучен к приличным манерам.

Не мог он сидеть, если дама стоит.
(И это о нём хорошо говорит).

Он место своё уступил у руля.

Но так поступил он, по-моему, зря:
Старушка сама выбирает маршрут,
А люди напрасно автобуса ждут.

В мои стихи с утра
Забрёл один Дракон,
Сказал: «Давно пора!» –
И проглотил балкон.
Проспал полдня, зевнул
И объявил: «Обед».
Привстал и слопал стул,
Буфет и кабинет.
Не знаю, что Дракон
Ест на исходе дня...
А вдруг на ужин он
Включит в меню
Меня?
Навязывать свой вкус
Дракону я не буду
И утверждать боюсь,
Что я – плохое блюдо.
Конечно, может он
Что хочет есть на ужин,
Но мне такой Дракон
В моих стихах не нужен.

—Тетя Варя,
Тетя Варя!
Где вы были?

— На базаре.

—Варя-тетя,
Варя-тетя!
Что купили?
Что несете?

— Я несу
Два чуда-юда,
В каждом чуде —
По два пуда.
Нет у них
Ни ног,
Ни рук,
Ни рубашек нет,
Ни брюк,
Только два большущих
Пуза…

—Знаем, знаем!
Два арбуза!