Нина Гаген-Торн
Советский этнограф, историк, фольклорист, писатель-мемуарист и поэтесса. Кандидат исторических наук.
Годы жизни:1900-1986

Хвост саламандры синеет на углях,
Каплями с бревен стекает смола,
Лампочки глаз, напряженный и круглый,
Щупает тени в далеких углах.

Чья-то ладонь в темноте выступает,
Дышит тяжелыми ребрами дом.

Ветер тонким песьим воем
Завывает за горой.
Взвод стрелков проходит строем,
Ночь… Бараки… Часовой…
Это – мне, а что с тобою?
Серый каменный мешок?
Или ты прикрыл рукою

Все понятнее свобода,
Все доступнее покой…
Ты в себя уйди, как в воду
Погружаясь с головой.

Там, под темными пластами,
Плавай, щупая песок…

День мой в труде тяжелом,
С лопатой в руках течет,
А мысли летят, как пчелы,
С цветов собирая мед.
Весенние перья солнца
На комья земли падают,
Цветы раскрывают донца,

Мы выходим на рассвете,
Целый день стоим с пилой;
Где-то есть жена и дети,
Дом, свобода и покой.
Мы о них давно забыли —
Только больно ноет грудь.
Целый день мы пилим, пилим

Комары звенят по лесам,
Тонко поют луне.
Ночью знаю: ты сам
Думаешь обо мне.

По полетам гусиных стай,
По зеленой крови цветов,

На свете есть много мук,
Но горше нет пустоты,
Когда вырвут детей из рук,
И растить их будешь не ты.

Ты живешь. Но случайный смех,
Детский голос, зовущий мать,

Тихо пальцы опускаю
В снов синеющую воду.
Снег весенний в полдень тает,
Оседая – пахнет медом.
По лесам проходят тени,
Улыбаясь дальним склонам.
В неба колокол весенний

Что же? Значит истощенье?
Что же – значит, изнемог?
Страшно каждое движенье
Изболевших рук и ног.
Страшен голод: бред о хлебе.
“Хлеба, хлеба” — сердца стук.
Далеко в прозрачном небе

Популярные темы