Николай Добронравов
Советский и российский поэт-песенник. Лауреат Государственной премии СССР.
Годы жизни:1928-

Стихи по типу

Стихи по длине

Стихи по возрасту

Стихи по темам

Все стихи списком

Не увидеть нам счастья ближнего,
Вносят чёрные свечи в зал.
Бал повешенных, бал униженных,
Государевой милости бал…

Не стихи свои, не пророчества –
Мы свободу в душе спасём.
Православные тайным обществом
Осенили себя, как крестом.

Не поверили слову дерзкому –
Повернули полки назад,
И по Нерчинску, как по Невскому,
Колокольцы звенят, звенят…

Со свободою мы обвенчаны,
Знали верность, измену, злость,
Только ангелам – русским женщинам –
Нас понять и простить довелось…

Я только боль тебе принёс,
Твоя судьба – мой тяжкий грех.
От этих слёз, озябших слёз
Родится снег, сибирский снег.

Прости меня за этот снег,
Прости за боль душевных ран,
За горький век, жестокий век,
За то, что он достался нам.

Свидетель Бог, как я люблю.
Увы, немыслим наш побег.
На честь мою, на жизнь твою
Ложится снег, ложится снег.

Над немотой замёрзших рек
Гудит седых снегов хорал.
Холодный век, жестокий век.
Последний бал, прощальный бал.

Наш тяжкий крест – наш долгий путь.
Заря при нас не занялась.
Когда-нибудь, когда-нибудь,
Когда-нибудь вспомянут нас!..

Одеты в солнечном Тироле
Зимой с иголочки леса.
Здесь жили сказочные тролли,
Здесь мы творили чудеса.

Здесь горы в белых облаках.
Пора больших тревог…
Горит в заснеженных сердцах
Альпийский огонёк.

Огонь – счастливая примета.
В победе столько красоты!
Во все века тянулись к свету
Сердца людские и цветы.

Вдали от Родины своей
Ты сам его зажёг
Для всех товарищей-друзей
Альпийский огонёк.

Не тают горные снежинки…
Мы будем в памяти хранить
Любви альпийские тропинки
И дружбы огненную нить.

А тот, кто все забыть посмел
И дружбой пренебрёг,
Пусть только вспомнит, как горел
Альпийский огонёк.

Здесь горы в белых облаках.
Пора больших тревог…
Горит в заснеженных сердцах
Альпийский огонёк.

Сколько лет уже нет войны,
Нынче бомбы не в моде вроде…
Но уходят от нас сыны –
На войну без войны уходят.

Ни моей, ни твоей вины
В этом нету, родной мой, нету,
Но в объятиях сатаны
Мы живём вопреки рассвету.

Ах ты, Боже, ты Боже мой,
Рано утром заходит солнце…
Не вернётся мой сын домой,
Только горе в страну вернётся.

Ах, печаль, ты моя печаль,
Ты скажи, за грехи какие
Нам своих никогда не жаль,
Нам не жаль сыновей России.

Свет надежды уже погас,
Наши судьбы – штрафные роты…
Нам труднее в сто раз без вас,
Это мы без детей – сироты.

Вы ничьи там, вдали, ничьи,
Судит наших чужое вече…
А во сне всё ручьи, ручьи,
По приметам – к желанной встрече…

Мы видали Пеле и Гарринчу,
Эти парни играли отлично.
Был изящный футбол,
Но те сраженья позади,
А решающий гол,
Безусловно, впереди.

Главные матчи не сыграны,
Лучшие пасы не выданы.
Ищем футбольные истины
В центре, на флангах, в штрафной.

Ах, футбол – сердца звонкие струны!
Наши все на восточной трибуне.
Здесь, в сплочённых рядах,
Самый преданный народ!
Есть надежда в сердцах,
Что «Спартак» не подведёт!

Главные матчи не сыграны,
Лучшие пасы не выданы.
Ищем футбольные истины:
Будет большая игра!

Есть в команде отличные парни!
Есть в запасе у нас левый крайний,
Он до главных боёв
В дубле держится пока:
У него сто финтов
И удар издалека.

Главные матчи не сыграны,
Лучшие пасы не выданы.
Ищем футбольные истины
В ритмах внезапных атак!

Ах, футбол – сердца звонкие струны!
Мы опять на восточной трибуне.
Все в атаку, друзья,
Эй, вратарь, не подведи!
Если нынче ничья,
То победа впереди!

Ах, мы встретимся не скоро,
Ты узнать меня не сможешь.
На родных моих просторах –
Бездорожье, бездорожье.
Заросла тропа бурьяном,
Кто нам новую проложит?
На пути к святому Храму –
Бездорожье, бездорожье.

Мы, воспетые дождём,
Всё опять чего-то ждём,
Только нет у нас пути:
Ни проехать, ни пройти.

Одному трудней согреться,
Жизнь из кубиков не сложишь.
На планете и на сердце –
Бездорожье, бездорожье.
Травы-горькие отравы,
Поле, вспаханное ложью,
Беззастенчивые нравы –
Бездорожье, бездорожье.

Ах, мы встретимся не скоро,
Ты узнать меня не сможешь.
На безвыходных просторах –
Бездорожье, бездорожье.
Зов любимых из далёка
С каждым годом всё дороже…
Боже, как нам одиноко
На российском бездорожье!

Люди умирают не в больницах.
Пусть страшны и язвы и бронхит, —
От недугов можно излечиться.
Как спасти нам души от обид?

Жизнь людскую долго ли разрушить?
Сразу, без сомнений, до конца…
Души погибают от бездушья
И от бессердечности сердца.

То не грозное небо хмурится,
Не сверкают в степи клинки –
Это батюшки Ильи Муромца
Вышли биться ученики!

За победы их ветры молятся,
Ждут их тернии и венцы.
Разгулялися добры молодцы,
Распотешились молодцы!..

Эх, да надобно жить красиво,
Эх, да надо нам жить раздольно!
Богатырская наша сила –
Сила духа и сила воли.

Богатырское наше правило:
Надо другу в беде помочь –
Отстоять в борьбе дело правое,
Силой силушку превозмочь!

Век ядерный. Призрак лазерный.
Планеты тревожный час.
Неужто, братья по разуму, –
Разум покинет нас?

Опять поднимается вьюга.
Планета сбивается с круга.
Но мы понимаем друг друга.
Но мы уважаем друг друга.
Но мы защищаем друг друга.
Мы жизнь отдадим друг за друга.
Нам всем, чтобы выжить и жить,
Надо дружить! Надо дружить!
Добра и света
Тебе, Земля!
Моя планета,
Любовь моя!

Безумия речь развязная,
Дыханье зловещей тьмы…
Но люди – братья по разуму –
Разум спасти должны!

Ты на свете одна, одна,
Ты одна, как в году весна,
Ты одна, как в ночи луна,
И тебе среди звёзд дорога.
Даже так горячо любя,
Надо знать: предстоит борьба,
Надо мне победить себя
И соперников, коих много.

Вот моя рука,
Вот моя рука,
Честь и нервы.
Сердце на века,
Сердце на века –
Буду первым.

Над любовью шумят века,
Но любовь, как всегда, строга.
Не скажу, что борьба легка
В этом древнем, как мир, турнире.
Даже солнце из года в год
Верит в то, что оно взойдёт,
Верит в то, что растопит лёд
И опять будет первым в мире.

Я – звезда, что взошла в пике.
Ты – рассвет на Москва-реке.
Ключ от счастья – в твоей руке,
И моя побеждает песня.
Оркестровый грохочет прибой…
Ты мне скажешь: «Любимый, постой»,
Ты мне крикнешь: «Любимый, постой –
Будь по твоему: будем вместе».

Вот моя рука,
Вот моя рука –
Слово чести.
Сердце на века,
Сердце на века –
Будем вместе.

Свет, от солнца зажжённый,
Свет грядущего дня…
Гимн единства поют миллионы,
Мир и любовь храня.

Будьте счастливы, люди!
Жизнь, как солнце, одна…
Пусть навеки умолкнут орудья!
Пусть победит весна!

Зовёт Москва к содружеству недаром.
Пускай о мире музы говорят!
Пускай звучат рассветные фанфары!
Пускай навек орудья замолчат!

Будьте счастливы, люди!
Мир надеждой согрет.
Пусть ни вьюги, ни зло не остудят
Солнца и правды свет!

Будьте счастливы, люди!
Жизнь, как солнце, одна…
Пусть навеки умолкнут орудья!
Пусть победит весна!

Серое небо разорвано в клочья,
Серое море ревёт и клокочет.
Что же, товарищ, пора!
Вьюжными тропами северной ночи
В море идут катера.

Снежные злые встречают заряды,
Как хорошо, что товарищи рядом!
Море, как соли гора…
Небо окинешь невидящим взглядом –
В море идут катера.

Кажутся чем-то давнишним-давнишним
Белые бабочки – майские вишни,
Алое солнце с утра.
В долгую ночь о рассветах не слышно…
В море идут катера.

Снятся луга нам, пропахшие мятой.
Мы ещё встретимся с вами, девчата,
Но не пришла нам пора…
Снежного моря простые солдаты –
В море идут катера.

Там, за кормою, за снежною кручей
Ветер свистит, как Голландец Летучий.
Нынче трудней, чем вчера…
С морем сливаются чёрные тучи –
В море идут катера!

Жизнь моя, как исповедь.
Песня, как признание.
Надо было выстрадать
Главное свидание…
Радость и страдание –
Всё пришло с тобой.

Наша песня сбудется.
Сердце к сердцу тянется.
Горькое забудется,
Доброе останется…
Годы – это станции
Наших встреч с тобой.

Добрые открытия
Мне судьбой предсказаны.
Солнечными нитями
Мы друг с другом связаны.
Зори наши ясные
Зажжены тобой.

Светоч мой единственный,
Песнь моя счастливая…
В нашем счастье – истина,
Горе нас помилует.
Жизнь моя, как исповедь.
В песне – жизнь моя.

Прячется заря в тумане…
Выйди на свиданье, Ваня.
Звёзды не проснулись, Ваня,
Чуткие не спят леса…
Без любви и травка вянет.
Ты такой красивый, Ваня!
Дай мне наглядеться, Ваня,
В синие твои глаза.

А в глазах задорный пламень.
Всё-то ты умеешь, Ваня:
Дом построить можешь, Ваня,
Можешь песню о любви сложить…
Выполни одно желанье –
Мне ведь понимаешь, Ваня,
Многого не надо, Ваня –
Только б вместе жизнь прожить.

Если гром великий грянет,
Ты шинель наденешь, Ваня,
Соколом рванёшься, Ваня,
Если скажет Русь: «Спаси!»
С нами вся Россия встанет –
Ты же ясный сокол, Ваня!
Имя твоё, милый Ваня,
Песней стало на Руси!

Если мы с тобой устанем,
Выйдут наши дети, Ваня,
Нам друзья помогут, Ваня,
И уйдёт от нас гроза.
Без любви и травка вянет…
Ты такой красивый, Ваня!
Дай мне наглядеться, Ваня,
В синие твои глаза…

Снится мне ночной причал
На родной реке.
Веры тонкая свеча
У тебя в руке.
Ты пойми, что в этой мгле
Нет ни близких, ни родных,
Что несчастных на земле
Больше всех других…

Разве знали в детстве мы,
Веря в Божий свет,–
От тюрьмы да от сумы
Нет зарока, нет…
Только птицы прокричат,
Только вздрогнет вдалеке
Веры тонкая свеча
У тебя в руке.

…Ты поверь в иную жизнь
На иной меже,
Ты поверь и помолись
О моей душе.
Есть непознанная даль.
Ты поверишь, ты поймёшь:
Есть любовь, и есть печаль,
Остальное – ложь.

Всё мне снится по ночам:
В дальнем далеке
Веры тонкая свеча
У тебя в руке.
От небесного луча,
Что на грешный мир пролит,
Веры тонкая свеча
В темноте горит…

Чёрный морской бушлат,
Соль ветров на губах…
Песни на юг летят,
Песни мерзнут во льдах.

Ветры полярных стран
Встретят в пути караван…
Ветры навстречу летят метельные, —
Верю тебе, капитан!

Чайки к беде кричат,
Жмутся к самой воде…
Люди в беде молчат,
Люди крепнут в беде.

Яростный злой буран,
Пятые сутки буран…
Вахта тревожная, буря снежная, —
Верю тебе, капитан!

Как в штормовой судьбе
Людям вера нужна!
Нет, капитан, тебе
Ни покоя, ни сна.

Вместо земли — туман,
Прямо по курсу туман…
Где ты сейчас, моя бухта Радости? —
Верю тебе, капитан!

И вечер такой же, как прежде,
И те же во мгле фонари.
Но песня последней надежды
Погаснет с восходом зари.

А ветер летит, провода теребя…
А время с годами к нам жёстче и строже…
Не будет, не будет, не будет тебя,
И даже не будет похожей…

Никто ничего не изменит,
И нечего спорить с судьбой.
Была ты летящим мгновеньем,
Мелькнувшею в небе звездой.

Неблизкий мой путь и недальний,
Зима наплывает, зима…
И кажется всё нереальным –
Деревья, дороги, дома…

Над предгорьями Кавказа солнце доброе не светит.
Старики вздыхают молча. Исподлобья смотрят дети.
Вырубают виноградник, – без вины пришла расплата.
Виноградная лоза, – ты ни в чём не виновата…

Ты дарила людям радость, звонко пела и смеялась.
Гибкий стан твой порубали. Поле мёртвое осталось…
Рубанули за мгновенья. За столетья – нет возврата…
Виноградная лоза, – ты ни в чём не виновата…

Вырубали (мы-то знаем!) из поэм и песен строчки.
И кедровник вырубали. И людей – поодиночке.
Ах, как лихо, ах, как просто, – одним махом всё поборем!
Бывший стих и бывший труд, – всё под корень, всё под корень!

Доброта в посеве правды. Только злоба в разрушенье.
Вот уже навеки в ссоре близлежащие селенья.
Ах, как страшно, если руку поднимает брат на брата!
Виноградная лоза, – ты ни в чём не виновата…

Всё как будто бы, как прежде… Ручейки сбегают к морю.
Только мёртвые равнины, – словно памятники горю,
Словно вызов нашим предкам, словно нежности утрата.
Виноградная лоза, – ты ни в чём не виновата…

Никогда, ты пойми, никогда
Не пылала так близко звезда.
Это – свет пролетающих лет,
Это – риск, быстрота, интеллект.

Впереди наша цель, впереди!
Ты в победе меня убеди,
Чтобы не было страха в душе
На крутом, как судьба, вираже.

Наша жизнь, наша мысль, наша боль
И любви неподкупный пароль –
Сколько было надежд и тревог!
Остается последний виток…

Не на год, не на два – навсегда
Загорается наша звезда.
Кто-то искренность нашу поймёт
И пойти вслед за нами рискнёт…

Вишнёвый сад, все в белом, как невесты…
Вишнёвый сад, трепещут занавески.
Вишнёвый сад – последний бал Раневской,
Нашей любви брошенный сад, проданный сад.
А я мечтал спасти твою обитель,
А я шептал чуть слышно: «Не рубите!»
А я шептал: «Спасите нас, спасите
Нашей любви брошенный зал, проданный бал».

Жестокий век, летят иные птицы.
Жестокий век – кому теперь молиться?
Жестокий век – дрожат твои ресницы.
Нашей любви брошенный век, проданный век.

Прости меня, что свергнуты святые,
Прости меня, что мы теперь – другие.
Прости меня, сады стоят нагие –
Дом без меня, дом без огня, свет без огня.
Но есть душа – она осталась прежней,
Жива душа, оставшаяся нежной.
Осталась жизнь в глухой степи безбрежной:
Всё-таки жизнь, даже теперь, так хороша!

Вишнёвый сад, больной природой гений,
Вишнёвый сад, последний вздох весенний,
Вишнёвый сад моих стихотворений –
Нашей любви брошенный сад, проданный сад.

Тянется к нам из-за туч
Солнечный луч,
Трепетный луч…
Как ты живёшь, человек,
В яростный век,
Ядерный век?
Выбрать добро или зло –
Время пришло,
Время пришло.

Солнцу и небу ответь:
Жизнь или смерть,
Жизнь или смерть?
Каким оставишь ты нашим детям
Новое, третье тысячелетье?
Во имя жизни мы смерть встречали,
Во имя жизни друзей теряли.
Во имя жизни – навеки вместе
Бесстрашье правды и слово чести.
Во имя жизни, как свет весенний,
Былин и песен природный гений.
Любовь к Отчизне – во имя жизни.
Во имя жизни вся наша жизнь!
Звёзды исчезнут с высот…
Кто их спасёт?
Кто их вернёт?
Что ты решил, человек,
В яростный век,
Ядерный век?
Выбрать добро или зло –
Время пришло,
Время пришло.
Солнцу и небу ответь:
Жизнь или смерть?
Жизнь или смерть?
Каким оставишь ты нашим детям
Новое, третье тысячелетье?

Во имя жизни смеются дети –
Цветная радость на белом свете…
Во имя жизни, как дар бесценный,
Сонет Шекспира, ноктюрн Шопена…
Во имя жизни – жизнь полной мерой,
И наша нежность, и наша вера…
Любовь к Отчизне – во имя жизни,
Во имя жизни – вся наша жизнь!