Порой в полночной тишине 
В глухой, безлюдной стороне 
Я слышу песнь, я слышу звуки - 
И сердцу сладостны они, 
Как детства золотые дни! 
От них стихают сердца муки. 
Незримый тенор! твой напев 
Сквозь душу с роскошью проходит, 
Как ясный взор невинных дев. 
Не знаю я, отколь приходит 
Сей глас, как отзыв горних стран; 
Но с ним целенье скорбных ран; 
Он сладостно питает думу. 
Молчат светила в вышине, 
Леса наземные без шуму; 
Но в сей безгласной тишине 
В глухой безлюдной стороне, 
Скрестя на грудь в покое руки, 
Я слышу песнь, я слышу звуки!.. 

Опять они! всё те же звуки! 
Там, где-то там, в туманной мгле, 
Белее снега чьи-то руки 
На звонком движутся стекле, - 
И жизнь и песни под перстами! 
Вон — там, незримыми устами, 
О чем-то чудном говорят. 
Сдается мне, поют про тайны 
Плывущих в синеве миров, 
О мятежах земли случайных, 
О дивном жребии веков: 
Возвышен голос сей и важен! 
Как в ясном хрустале вода, 
Он чист — и сладостно-протяжен, 
Как чувство радости, когда 
Мы, после долгия разлуки, 
Пред девой милою сидим 
И молча в очи ей глядим. 
Опять они! всё те же звуки!.. 

Когда погаснут все огни 
И стихнут голоса в многоглагольном граде, 
Я слышу в тишине — опять они! 
Как челн в волнах — душа в отраде... 
О чем поют, не знаю сам, 
Но с песнью сей — як небесам! 
Звучите ж вы, чарующие звуки! 
Целите ж вы души скорбящей муки! 
В часы святой, полночной тишины, 
Отвеяв дня тоскливого заботы, 
Вы так светлы, как луч луны, 
Скользящий с ясной позолоты. 

1828 

Комментарии

Популярные темы