Вкруг молчь и ночь 
Мне одиночь. 

Тук пульса по опушке пушки. 
Глаза веслом ресниц гребут. 
Кромсать и рвать намокшие подушки, 
Как летаргический, проснувшийся в гробу. 
Сквозь темь кричат бездельничая кошки, 
Хвостом мусоля кукиш труб. 
Согреть измерзшие ладошки 
В сухих поленьях чьих-то губ. 

Вкруг желчь и желчь 
Над одиночью молчь. 

Битюг ругательств, поле брани. 
Барьер морщин, по ребрам прыг коня. 
Тащить занозы воспоминаний 
Из очумевшего меня. 
Лицо, как промокашка тяжкой ранки, 
И слезы, может быть, поэта ремесло? 
А за окном ворчит шарманка 
Чрезвычайно весело: 
«Ты ходила ли, Людмила, 
И куда ты убегла?» 

— «В решето коров доила, 
Топором овцу стригла.» 

Проулок гнет сугроб, как кошка, 
Слегка обветренной спиной. 
И складки губ морщинками гармошки. 
Следы у глаз, как синие дорожки, 
Где бродит призрак тосковой. 
Червем ползут проселки мозга, 
Где мыслей грузный тарантас. 
О, чьи глаза — окном киоска 
Здесь продают холодный квас?! 

Прочь ночь и одиночь, 
Одно помочь. 

Под тишину 
Скрипит шарманка на луну: 
— Я живая, словно ртуть. 

1919 

Комментарии

Популярные темы