Мню я быть мастером, затосковав о трудной работе, 
Чтоб останавливать мрамора гиблый разбег и крушенье, 
Лить жеребцов из бронзы гудящей, с ноздрями, как розы, 
И быков, у которых вздыхают острые ребра. 
Веки тяжелые каменных женщин не дают мне покоя, 
Губы у женщин тех молчаливы, задумчивы и ничего не расскажут, 
Дай мне больше недуга этого, жизнь, — я не хочу утоленья, 
Жажды мне дай и уменья в искусной этой работе. 
Вот я вижу, лежит молодая, в длинных одеждах, опершись о локоть, - 
Ваятель теплого, ясного сна вкруг нее пол-аршина оставил, 
Мальчик над ней наклоняется, чуть улыбаясь, крылатый... 
Дай мне, жизнь, усыплять их так крепко — каменных женщин. 

Июнь 1932 

Комментарии

Смотрите еще