А на снежной войне — словно в снежной пустыне: 
не понять ее малопонятной латыни 
и коротких приказов ее не понять, 
можно лишь про себя потихоньку пенять. 

И пеняет солдатик в шинели короткой, 
с глоткой, продранной жесткой казенною водкой: 
водку, может, впервые сегодня он пьет, 
рукавицами аплодирует, бьет. 

Для сугрева души его бренной и бедной 
сорок пятый потребуется победный. 
Тело бренное, бедное надо согреть 
хоть немного. При этом — не умереть. 

Между ним и погибелью нет ничего. 
Вся война, ему кажется, целит в него. 
Весь мороз его персонально морозит. 
Он горячей добавки у повара просит. 

И добавки ему сколько можно дадут, 
и погибнуть ему на войне не дадут, 
и от смерти ему причитается льгота 
все четыре без малого года. 

Потому что ему описать предстоит, 
как один посреди всей войны он стоит. 

1969 

Комментарии

Популярные темы