Красоту на вашу смотря, распалился я, ей-ей!
<Ах>, изволь меня избавить ты от страсти тем моей!
Бровь твоя меня пронзила, голос кровь <мою> зажег,
Мучишь ты меня, Климена, и стрелою сшибла с ног.

Видеть мне тебя есть драго,
О богиня всей любви!
Только то мне есть не благо,
Что живешь в моей крови.

Или ты меня, спесиха слатенька, любезный свет,
Завсегда так презираешь, о, увы, моих злых бед!
Хоть, Климена, исподтиха покажи мне склонный вид
И не делай больше сердцу преобидных ты обид!

Не теряй свою тем младость,
Приклони ко мне себя,
Мысль моя увидит сладость,
Буду жить, ся не губя.[1]

[1]»Красоту на вашу смотря, распалился я, ей-ей!..». Впервые — ПСВС, ч. 5, стр. 338-339. Песня включена в текст комедии «Тресотиниус» (написана 12-13 января 1750), высмеивающей Тредиаковского, и представляет пародию на любовные стихотворения последнего. Текст неточен (ср. указания на наличие «более исправного» текста в статье Н. Н. Виноградова «Историко-литературные и этнографические заметки, III». — Известия Отделения русского языка и словесности, 1917, кн. 2, стр. 33-34). Нами сделаны некоторые конъектуры.
Спесиха слатенька — сладостная гордячка.
О, увы, моих злых бед! — старинный родительный падеж восклицательный — о мои злые беды!

Комментарии

Популярные темы