(Из хроник Академии художеств) 

Возвратись из села, 
Где, не ведая зла,  
Спал художник до наших времен, 
Сей угрюмый старик 
Надевает парик,  
И спешит в Академию он. 

Не огромный этюд —  
До этюдов ли тут! - 
Отставной академик несет.  
Не несет на эффект  
Превосходный проект - 
Плод упорных и долгих работ. 

Но с туманным лицом  
Пред знакомым крыльцом 
Он вздохнул, покачав головой;  
Весь он пылью покрыт.  
Лишь в кармане торчит 
Карандаш двадцатифутовой. 

Вот по залам идет, 
И бежит с него пот,  
Точно в душу закрался недуг; 
Пред картиною Ге [1] 
Он в здоровой ноге  
Боль подагры почувствовал вдруг. 

Побледнев и дрожа  
(Видят все сторожа), 
Он изрек, задыхаясь от слез:  
«Даже в землю славян  
Ты, проклятый Ренан [2], 
Непотребные мысли занес!.. 

О, разврат! О, содом!» - 
И глядит он кругом,  
Он знакомого стража зовет, 
И седой инвалид, 
Что у двери стоит,  
На призыв его, молча, идет. 

— «Объясни же мне, страж,  
Я забрался куда ж? 
Зала эта — не та, что была... 
Пусть ты несколько прост,  
Пусть высокий твой рост 
В три погибели старость свела, 

Но — я вижу — душа 
У тебя хороша,  
Лжи не знает твой честный язык. 
Расскажи же сейчас, 
Что случилось у вас?  
Расскажи мне всю правду, старик!» 

— «Что сказать! Как всегда  
И в былые года, 
Значит, выставку нонче стерег,  
Да смотрел на господ,  
Чтоб никто в этот год 
Тут в калошах шататься не мог. 

Аж измучился весь... 
А об выставке здесь  
Много толков наслышался… Что ж!.. 
Все пустая молва! 
И шальные слова 
Я давно уж не ставлю и в грош. 

Вот Отела у всех 
Был здесь поднят на смех,  
А картина, как есть,- первый сорт, 
Аль вон та, у окна - 
(Литовченки она) [3],  
Где за барышней гонится черт. 

Все смеялись… Эге!. 
Чем же хуже он Ге?  
И чему тут дивилась толпа? 
И разинувши рот, 
Собирался народ?.  
Значит, публика стала глупа... 

И художников нет. 
Был у нас здесь совет,  
Рассуждать собирались не раз. 
Для программ, говорят, 
Вот для наших ребят,  
Что с натурщиком шляются в класс. 

Без задачи нельзя ж!.. 
Каждый пустится в блажь  
И начальство сконфузит — поди! 
Знаю я,- хоть солдат: - 
То пиши, что велят,  
Как указано, кистью води. 

Заседает совет, 
Думал долго, аль нет,  
Но придумал же штуку — и вот 
Всем поставил на вид: 
Так и так, говорит,  
Напишите, примерно, развод. 

Чтобы был на плацу 
Молодец к молодцу,  
И „уру“ все кричали зараз... 
Вот придуман чертеж 
И зовут молодежь  
Получать от начальства заказ. 

И стряслась тут беда. 
Собрались господа  
(Всем им, значит, писать на медаль), 
Все стоят да молчат, 
А один депутат  
Стал вперед да и вывел мораль. 

Дескать, видите ль, нам 
Не угодно программ,  
Сами выберем… как бишь… сюжет. 
По заказу опять 
Не хотим мы писать  
И отставки представим в совет. 

Все и эдак и так, 
Но тринадцать бумаг  
Молодежь от себя подает, 
И из залы потом 
Все тринадцать гуртом  
Вышли вон да и марш из ворот. 

Весь совет онемел. 
Даже я побледнел  
И стоял у дверей сам не свой; 
Точно дюжина львов, 
Б[руни] [4], В[ен]иг [5] и Л[ьв]ов [6] 
Заревели и подняли вой. 

А профессор наш Т[о]н [7] 
Говорить стал не в тон,  
Кто ж оказии эдакой ждал!..» 
— «Нет, безумный старик,  
Лжет твой старый язык - 
Ты неправду одну рассказал. 

От конкурсных картин 
Ученик ни один  
Отказаться не смеет теперь, 
Он не может уйти, 
Не собьется с пути.  
Не дерзнет рассуждать он, поверь». 

— «Нет, не чудилось мне,  
Я стоял при огне - 
В коридоре горят фонари; 
Все художники вкруг 
Собралися — и вдруг  
Разбрелись по домам до зари». 

--- 

За Невою есть дом,  
Заколочен кругом, 
Точно гроб позабытый стоит;  
Престарелый народ  
В этом доме живет 
И дичится людей и молчит. 

Этот дом, чей же он? 
Кто с давнишних времен  
В нем живет и не выйдет на свет? 
То — завещанный нам 
Академии храм,  
То — его одинокий совет. 

[1] Н. Н. Ге (1831-1894) — русский художник. 
[2] Э. Ж. Ренан (1823-1892) — французский историк религии, философ-идеалист. 
[3] А. Д. Литовченко (1835-1890) — художник, участник группы «передвижников». 
[4] Ф. А. Бруни (1799-1875) — художник, ректор Академии художеств по отделу живописи и ваяния. 
[5] К. Б. Вениг (1830-1908) — профессор портретной живописи Академии художеств. 
[6] А. Ф. Львов (1820-1895) — конференц-секретарь Академии художеств. 
[7] К. А. Тон (1794-1881) — профессор Академии художеств. 

Комментарии

Популярные темы