Чтобы вылечить и вымыть
Старый примус золотой,
У него головку снимут
И нальют его водой.

Медник, доктор примусиный,
Примус вылечит больной:
Кормит свежим керосином,
Чистит тонкою иглой.

— Очень люблю я белье,
С белой рубашкой дружу,
Как погляжу на нее --
Глажу, утюжу, скольжу.
Если б вы знали, как мне
Больно стоять на огне!

— Мне, сырому, неученому,
Простоквашей стать легко,--
Говорило кипяченому
Сырое молоко.

А кипяченое
Отвечает нежненько:
— Я совсем не неженка,
У меня есть пенка!

— В самоваре, и в стакане,
И в кувшине, и в графине
Вся вода из крана.
Не разбей стакана.

— А водопровод
Где
воду
берет?

Курицы-красавицы пришли к спесивым павам:
— Дайте нам хоть перышко, на радостях: кудах!
— Вот еще!
Куда вы там?
Подумайте: куда вам?
Мы вам не товарищи: подумаешь! кудах!

Сахарная голова
Ни жива ни мертва --
Заварили свежий чай:
К нему сахар подавай!

Плачет телефон в квартире --
Две минуты, три, четыре.
Замолчал и очень зол:
Ах, никто не подошел.

— Значит, я совсем не нужен,
Я обижен, я простужен:
Телефоны-старики --
Те поймут мои звонки!

— Если хочешь, тронь --
Чуть тепла ладонь:
Я электричество — холодный огонь.

Тонок уголек,
Волоском завит:
Лампочка стеклянная не греет, а горит.

Бушевала синица:
В море негде напиться --

И большая волна,
И вода солона;

А вода не простая,
А всегда голубая...

Как-нибудь обойдусь --
Лучше дома напьюсь!

Принесли дрова на кухню,
Как вязанка на пол бухнет,

Как рассыплется она --
И береза и сосна,--

Чтобы жарко было в кухне,
Чтоб плита была красна.

Это мальчик-рисовальщик,
Покраснел он до ушей,
Потому что не умеет
Он чинить карандашей.
Искрошились.
Еле-еле
заострились.
Похудели.
И взмолилися они:
— Отпусти нас, не чини!

Рассыпаются горохом
Телефонные звонки,
Но на кухне слышат плохо
Утюги и котелки.
И кастрюли глуховаты --
Но они не виноваты:
Виноват открытый кран --
Он шумит, как барабан.

Что ты прячешься, фотограф.
Что завесился платком?

Вылезай, снимай скорее,
Будешь прятаться потом.

Только страусы в пустыне
Прячут голову в крыло.

Эй, фотограф! Неприлично
Спать, когда совсем светло!

Покупали скрипачи
На базаре калачи,
И достались в перебранке
Трубачам одни баранки.

1924

Нравится

Комментарии к стиху «Примус»

Отмена