Безперестанно я горя въ любви стонаю,
Прелестной красотой духъ сердце приманя:
Не знаю для чево не любишъ ты меня:
Отв? ть былъ: и сама я етова не знаю.

Блажен незлобливый поэт,
В ком мало желчи, много чувства:
Ему так искренен привет
Друзей спокойного искусства;

Ему сочувствие в толпе,
Как ропот волн, ласкает ухо;
Он чужд сомнения в себе -

«Бойся, дочка, стрел Амура.
Эти стрелы жал больней.
Он увидит,— ходит дура,
Метит прямо в сердце ей.

Умных девушек не тронет,
Далеко их обойдет,
Только глупых в сети гонит

1

Смотрите на меня: я худ!
Но не злосчастие и блуд,
И не желанье быть в раю
Убили молодость мою.
Из детства дружный с суетой
Я с уповательной душой,

Если девушки метрессы,
Бросим мудрости умы;
Если девушки тигрессы,
Будем тигры так и мы.

Как любиться в жизни сладко,
Ревновать толико гадко,
Только крив ревнивых путь,

Влюбился въ д? вушку гораздо молодецъ,
А д? вушка молчала,
И на любовь ево она не отв? чала;
Благополучной, мнитъ, им? ти онъ конецъ,
Хотя еще и не было начала.
На что, онъ думаетъ, съ ней много говорить,
Потребно д? вушку дарить.

Мужъ бол? нъ жестоко и умираетъ,
Жена лишъ токи слезъ рыдая отираетъ;
Отъ горести дрожитъ,
Безъ памяти лежитъ,
И только словъ даетъ напасть ея круша:
Признаковъ жизни ты ужъ больше не являешъ,
Моя душа.

Женился Стил, старик без мочи,
На Стелле, что в пятнадцать лет,
И не дождавшись первой ночи,
Закашлявшись, оставил свет.
Тут Стелла бедная вздыхала,
Что на супружню смерть не тронута взирала.

С Сотином, что за вздор? Аколаст примирился;
Конечно, третей член к ним, лешей, прилепился,
Дабы три фурии, втеснившись на Парнас,
Закрыли криком муз российских чистый глас.
Коль много раз театр казал насмех Сотина,
И у Аколаста он слыл всегда скотина.
Аколаст, злобствуя, всем уши раскричал;

Популярные темы