В дверях эдема ангел нежный
Главой поникшею сиял,
А демон мрачный и мятежный
Над адской бездною летал.

Дух отрицанья, дух сомненья
На духа чистого взирал
И жар невольный умиленья

День — плащ широкошумный,
Ночь — бархатная шуба.
Кто — умный, кто — безумный,
Всяк выбирай, что любо!

Друзья! Трубите в трубы!
Друзья! Взводите срубы!

Никому не отмстила и не отмщу --
Одному не простила и не прощу
С дня как очи раскрыла — по гроб дубов
Ничего не спустила — и видит Бог
Не спущу до великого спуска век...
— Но достоин ли человек?..
— Нет. Впустую дерусь: ни с кем.

Мне тайно верится, что ты ко мне придёшь,
Старушка-девушка, согбенная в позоре
И взором бархатя затепленные зори,
Мне тайно верится — ты бодро расцветёшь.

Мне тайно верится — ты всё ещё грустишь
О том, что сказано, о том, что не успето...
О, разберись в пыли истлевшего букета:

Тебе, Евгения, мне счастье давшая,
Несу горячее свое раскаянье...
Прими, любившая, прими, страдавшая,
Пойми тоску мою, пойми отчаянье.

Вся жизнь изломана, вся жизнь истерзана.
В ошибке юности — проклятье вечное...
Мечта иссушена, крыло подрезано,

П. Финну - в ночь
бодрости и ужаса

Смертный, гонимый людьми и судьбой,
расставаяся с миром,
Злобу людей и судьбы сердцем прости
и забудь.
К солнцу последний свой взор обрати, как Руссо,

Л. А. Т.

НА ЗЕМЛЕ

— «Забилась в угол, глядишь упрямо...
Скажи, согласна? Мы ждем давно».
— «Ах, я не знаю. Оставьте, мама!

Популярные темы